Признаки выявления наркотического опьянения 2021 год

Для определения наркотического опьянения необходимо оценивать:
•психическое состояние (качество сознания и эмоциональность);
•изменение двигательной активности;
•вегетоневрологические симптомы.

С целью исключения диагностических ошибок оценка состояния пациента должна строиться на продолженном, по крайней мере, в течение часа, наблюдении — опьянение динамично.

ОБЩИМИ ПРИЗНАКАМИ НАРКОТИЧЕСКОГО ОПЬЯНЕНИЯ ЯВЛЯЮТСЯ (И.Н.Пятницкая 2008):

• внешний вид и поведение , в той или иной мере напоминающие состояние алкогольного опьянения, но без запаха алкоголя изо рта или при слабом, не соответствующем состоянию запахе; изменение сознания : сужение, искажение или помрачение; изменение настроения: беспричинное веселье, смешливость, болтливость, злобность, агрессивность, явно не соответствующие данной ситуации;

• изменение речи : ее ускорение, спонтанность, подчеркнутая выразительность или же замедленность, невнятность, нечеткость речи («каша во рту»); больной может говорить, бормотать про себя, погруженный в другой мир, мир своих переживаний и ощущений. И во время опьянения, и по вытрезвлении нарушено запоминание: не помнит, кто несколько минут назад вошел в кабинет и пр.;

• изменение двигательной активности : повышенная жестикуляция, избыточность движений, неусидчивость или же, наоборот, обездвиженность, вялость, расслабленность, «ватные» ноги, стремление к покою (независимо от ситуации), мимически оживлен неадекватно, движет бровями, глазами, ртом, по мере вытрезвления гримасы сменяются гипомимией и расслабленной неподвижностью лицевых мышц, обвисание век, рта: изменение сухожильных рефлексов; изменение координации движений: их плавность, скорость, соразмерность (размашистость, резкость, неточность), неустойчивость при ходьбе, покачивание туловища даже в положении сидя (особенно явное при закрытых глазах); всегда нарушен почерк;

• изменение цвета кожных покровов : бледность лица и всей кожи или, наоборот, покраснение лица и верхней части туловища; блеск глаз; сильно суженные или сильно расширенные зрачки, не реагирующие на свет; изменение слюноотделения: повышенное слюноотделение или, наоборот, сухость во рту, сухость губ, осиплость голоса.

Расстройства мышления (выявление расстройств мышления) имеют важное значение для диагностики наркотического опьянения. При этом необходимо обращать внимание на изменения темпа, содержания и качества мышления.

. СЛЕДУЕТ ПОМНИТЬ , что изменение мышления может наблюдаться и у трезвых наркоманов, токсикоманов как отражение психоорганического синдрома при длительном злоупотреблении наркотически действующими средствами, но в этих случаях изменение мышдления сочетается с другими симптомами органического психосиндрома.

Мнестические нарушения не занимают существенного места в клинической картине наркотического опьянения. У больных в большинстве случаев отмечаются ухудшение запоминания и затруднение мобилизации из памяти необходимых сведений, что связано с неясностью сознания, неспособностью к психической концентрации. Глубокие амнезии событий, следовавших за приемом наркотика, отражают тяжесть помрачения сознания при опьянении (не помнит, как доставили).

Тщательное изучение неврологического статуса (помимо оценки психического состояния). Первоначально оценивают общее состояние моторики, отмечают усиление или ослабление двигательной активности, неусидчивость. Определяют размеры зрачков, их реакцию на свет, конвергенцию и аккомодацию, объем движений глазных яблок, слабость или парез конвергенции, наличие или отсутствие нистагма (горизонтального, ротаторного) при крайних отведениях глазных яблок и установочного, его характер (мелкий, средний, крупный, скачкообразный). Затем выявляют наличие или отсутствие фибриллярных подергиваний языка, характерных для злоупотребления стимуляторами. Показателен тремор закрытых век, пальцев рук, головы (мелкий, крупный). Часто слабовыраженный тремор отчетливо выявляется при напряжении или волнении. При оценке координации движений необходимо отмечать плавность, замедленность или быстроту движений, размашистость, резкость, неточность и несоразмерность движений, затруднение в поддержании позы, что проявляется покачиванием при стоянии или сидении (особенно отчетливо при закрытых глазах. Оценивается выполнение пальценосовой пробы; интенционный тремор при этом; удержание равновесия в простой и усложненной позе Ромберга. Оценивается мышечный тонус, мышечная сила. Лучше всего нарушения координации выявляются при попытке выполнить мелкие, точные движения. Отчетливые изменения походки обычно отмечаются только при средней тяжести опьянения. Следует обращать внимание на шаткость, неустойчивость при ходьбе, широкую постановку ног, покачивание туловища, атактический характер походки; правильное направление движения сохраняется только при визуальном контроле. Дополнительную информацию о состоянии моторной сферы можно получить при оценке мимики и речи (. наиболее отчетливо нарушения речи выявляются при выполнении скороговорок). Выявление знаков очагового поражения ЦНС часто свидетельствует о том, что признаки помрачения сознания, явившиеся причиной направления на наркологическую экспертизу, связаны не с наркотическим опьянением, а обусловлены динамическим нарушением мозгового кровообращения и требуют срочной помощи.

. СЛЕДУЕТ ПОМНИТЬ , что нет таких неврологических симптомов, которые были бы патогномоничны для наркотического опьянения и не встречались бы у больных наркоманиями и токсикоманиями вне интоксикации. Неврологическое обследование позволяет предположить систематическую интоксикацию наркотически действующими веществами при отсутствии иного объяснения выявленных нарушений.

Соматическое и вегетативное состояние: изменения цвета кожных покровов (бледность лица и всей кожи, покраснение лица, шеи, верхней части туловища); особенности потоотделения (сухость кожи, профузная потливость, потливость ладоней, тонкий сальный налет на лице); изменения слюноотделения (повышенное слюноотделение или сухость во рту; сухие губы, которые больной часто облизывает); севший, хриплый голос, избыточный блеск глаз, инъецированность склер; размер глазных щелей. Из признаков вегетативной дисфункции при диагностике также необходимо обращать внимание на повышение частоты дыхания, пульса, лабильность или повышение артериального давления. Существенного диагностического значения изменения дермографизма (стойкий белый, разлитой красный, возвышенный) не имеют, поскольку они не патогномоничны для опьянения и могут наблюдаться и в абстиненции. О нарушении микроциркуляции говорит появление мраморности, циа-нотичности кистей и ногтевых лож. При наркотическом опьянении часто отмечается положительный симптом белого пятна, который также отражает нарушение сосудистого тонуса. При надавливании большим пальцем на тыльную поверхность кисти обследуемого появляется белое пятно, которое в норме сохраняется 3-5 с, если дольше — симптом считается положительным. Учитывая, что реактивный фактор может оказывать значительное влияние на состояние вегетативной сферы, усиливать некоторые неврологические расстройства (тремор), оценку неврологического и вегетативного статусов следует проводить в последнюю очередь, когда больной достаточно адаптировался к ситуации осмотра.. Большинство соматических нарушений, обнаруживаемых при осмотре (снижение массы тела, изменение цвета кожи и тургора, гнойничковая сыпь, следы инъекций по ходу вен, разрушение зубов и др.), являются следствием длительной интоксикации наркотически действующими веществами. Наличие следов инъекций по ходу вен, особенно если они множественные, расположены в местах, обычно не использующихся для внутривенных вливаний, является признаком употребления наркотически действующих средств без медицинских показаний.

Лабораторная экспертиза дает более точное суждение не только о классе веществ, вызвавших опьянение, но и конкретном веществе. Химическая экспертиза вытесняется биофизическими методами анализа, основанными на особенностях поглощения частей светового спектра, растворимости, дифракции рентгеновского луча, изменении заряда молекул наркотика, его компонентов и метаболитов. Существуют международные эталоны — каталоги жидкостных хроматограмм, масс-спектров, характерные для различных опьяняющих веществ. Совершенными на сегодняшний день методами определения являются тонкослойная, газовая, газожидкостная хроматография и масс-спектрометрия. При этом возможны одномоментное определение нескольких опьяняющих веществ в крови, моче экспертируемого, а также установление вида, места произрастания наркотика растительного происхождения, фальсифицирующих примесей к химическому наркотику, что нередко требуется в криминалистических целях (пути распространения, связь потребителя с торговцем и т. п.). Высокая точность достигается использованием специально подготовленной стандартной сыворотки с антителами (антисыворотки) к тому или иному наркотическому веществу, что позволяет применять радиоиммунный, энзимоиммунный и другие иммуноанализы.

далее : способы установления факта употребления наркотического вещества

Диагностика наркотического опьянения

Для определения наркотического опьянения необходимо оценивать, помимо психического состояния, изменения двигательной активности и вегетоневрологические призна­ки. В психическом состоянии мы обращаем внимание пре­жде всего на качество сознания и эмоциональность, изме­нения которых искажают поведение, создают общее впе­чатление неадекватности в данных обстоятельствах, сходст­ва с острым психозом. С целью избежания диагностических ошибок оценка должна строиться на продолженном, по крайней мере в течение часа, наблюдении — опьянение ди­намично.

Внешние проявления наркотического опьянения различны при приеме разных видов наркотических средств, но есть и черты сходства.

Общими признаками наркоманического опьянения явля­ются:

• внешний вид и поведение, в той или иной мере напоми­нающие состояние алкогольного опьянения, но без запаха ал­коголя изо рта или при слабом, не соответствующем состоя­нию запахе; изменение сознания: сужение, искажение или помрачение; изменение настроения: беспричинное веселье, смешливость, болтливость, злобность, агрессивность, явно не соответствующие данной ситуации;

• изменение речи: ее ускорение, спонтанность, подчеркну­тая выразительность или же замедленность, невнятность, не­четкость речи («каша во рту»); больной может говорить, бор­мотать про себя, погруженный в другой мир, мир своих пере­живаний и ощущений. И во время опьянения, и по вытрезв­лении нарушено запоминание: не помнит, кто несколько ми­нут назад вошел в кабинет и пр.;

• изменение двигательной активности: повышенная жес­тикуляция, избыточность движений, неусидчивость или же, наоборот, обездвиженность, вялость, расслабленность, «ват­ные» ноги, стремление к покою (независимо от ситуации), мимически оживлен неадекватно, движет бровями, глазами, ртом, по мере вытрезвления гримасы сменяются гипомимией и расслабленной неподвижностью лицевых мышц, обвиса-ние век, рта: изменение сухожильных рефлексов; изменение координации движений: их плавность, скорость, соразмер­ность (размашистость, резкость, неточность), неустойчи­вость при ходьбе, покачивание туловища даже в положении сидя (особенно явное при закрытых глазах); всегда нарушен почерк;

• изменение цвета кожных покровов: бледность лица и всей кожи или, наоборот, покраснение лица и верхней части туловища; блеск глаз; сильно суженные или сильно расши­ренные зрачки, не реагирующие на свет; изменение слюноот­деления: повышенное слюноотделение или, наоборот, сухость во рту, сухость губ, осиплость голоса.

Для наркотического опьянения характерна аффективная лабильность. В этих случаях переход от веселости, легкого благодушия к раздражительности, гневливости совершается очень легко и быстро под влиянием незначительных внешних факторов. При попытке прервать опьяневшего, уточнить ка­кие-либо сведения, при указании на неточности и противоре­чия в рассказе он реагирует вспышкой раздражения, гнева, которая достаточно быстро гаснет, сменяясь беспечностью и благодушием. Аффективная лабильность отмечается чаще все­го не при эпизодическом злоупотреблении, а у больных наркоманиями или токсикоманиями после приема невысоких доз наркотически действующих веществ.

Важное значение для диагностики наркотического опьяне­ния имеет выявление расстройств мышления. При этом необ­ходимо обращать внимание на изменения темпа, содержания и качества мышления. В наркотическом опьянении ускорение темпа течения психических процессов проявляется быстрым и легким образованием поверхностных ассоциаций, быстрой и громкой речью с избыточной мимикой и жестикуляцией, что не всегда сопровождается общей чрезмерной двигательной ак­тивностью и неусидчивостью. Опьяневший многословен, охотно вступает в беседу, легко переходит с одной темы на другую, внимание его неустойчиво, он легко отвлекаем, рас­сеян. Замедление темпа течения психических процессов обыч­но проявляется общей заторможенностью той или иной сте­пени выраженности. Опьяневший аспонтанен, замкнут, фик­сирован на узком круге переживаний, внимание его привлека­ется и переключается с трудом.

Наиболее отчетливо замедление темпа течения психиче­ских процессов проявляется при выполнении ассоциативного теста, решении арифметических задач. Снижение темпа пси­хических процессов при наркотическом опьянении всегда в отличие от случаев, когда темп ускоряется, коррелирует с тем­пом, скоростью двигательной активности. В чистом виде за­медление темпа течения психических процессов встречается редко и, как правило, сочетается с симптомами помрачения сознания.

При наркотическом опьянении нередко встречаются вяз­кость, обстоятельность мышления. Основным проявлением обстоятельности мышления является его неэкономичность, неспособность выделить существенное, главное. Ответы на вопросы многословны, с остановками на множестве ненуж­ных или несущественных подробностей. Следует помнить, что обстоятельность мышления может наблюдаться и у трезвых наркоманов, токсикоманов как отражение психоорганическо­го синдрома при длительном злоупотреблении наркотически действующими средствами, но в этих случаях она сочетается с другими симптомами органического психосиндрома. Бессвяз­ность мышления отмечается при выраженном помрачении сознания, которое характерно для глубокого опьянения, а так­же в эйфории, сопровождающейся психомоторным возбужде­нием (после приема психостимуляторов).

Это интересно:  Заявление в гибдд на замену стс 2021 год

Нарушение содержания мышления при наркотическом опьянении в большинстве случаев объясняется кататимностью мышления, когда доминирующий аффект в значительной ме­ре определяет содержание переживаний, оценку ситуации и окружающих. При опьянении, вызванном приемом средств, обладающих психоделическим действием (гашиш, циклодол, ЛНДВ и пр.), содержание мышления может включать и отры­вочные, несистематизированные бредовые идеи. Наиболее ти­пичны для наркотического опьянения бредовые переживания острого чувственного характера.

Частым признаком наркотического опьянения является ухудшение качества мышления, связанное с ослаблением ак­тивного внимания, психической заторможенностью, что вы­ражается в большом количестве ошибок при выполнении простых заданий, элементарных арифметических операций, затрудненном осмыслении вопросов и инструкций.

Значительную помощь при выявлении нарушений психиче­ской деятельности, характерных для наркотического опьяне­ния, могут оказать сенсомоторные тесты. Проста, информатив­на, удобна для практического использования методика выявле­ния нарушений координации тонких движений, предложенная Л. П. Яцковым. Испытуемому предлагают за 30 с поставить точки в центре максимального числа квадратов (0,5 • 0,5 см), составляющих большой квадрат со стороной 5 см. В норме за­полняется 80 квадратов из 100 при 6—8 ошибках.

Мнестические нарушения не занимают существенного мес­та в клинической картине наркотического опьянения. У боль­ных в большинстве случаев отмечаются ухудшение запомина­ния и затруднение мобилизации из памяти необходимых све­дений, что связано с неясностью сознания, неспособностью к психической концентрации. Глубокие амнезии событий, сле­довавших за приемом наркотика, отражают тяжесть помраче­ния сознания при опьянении (не помнит, как доставили).

Помимо оценки психического состояния, существенную роль для диагностики наркотического опьянения имеет тща­тельное изучение неврологического состояния и двигательной сферы обследуемого. Первоначально оценивают общее со­стояние моторики, отмечают усиление или ослабление двига­тельной активности, неусидчивость. При оценке координации движений необходимо отмечать плавность, замедленность или быстроту движений, размашистость, резкость, неточность и несоразмерность движений, затруднение в поддержании позы, что проявляется покачиванием при стоянии или сидении (особенно отчетливо при закрытых глазах). Лучше всего нару­шения координации выявляются при попытке выполнить мелкие, точные движения.

Отчетливые изменения походки обычно отмечаются только при средней тяжести опьянения. Следует обращать внимание на шаткость, неустойчивость при ходьбе, широкую постанов­ку ног, покачивание туловища, атактический характер поход­ки; правильное направление движения сохраняется только при визуальном контроле.

Дополнительную информацию о состоянии моторной сфе­ры можно получить при оценке мимики и речи. Мимика может быть либо утрированной, гротескной, избыточной, чрез­вычайно лабильной, либо, наоборот, — скудной, застывшей. Более информативна оценка темпа и характера речи. Быстрая громкая речь с избыточной модуляцией отмечается при опья­нении, сопровождающемся психомоторным возбуждением, хотя, как упомянуто ранее, быстрая многоречивость возможна на фоне двигательной малоподвижности. Чаще у лиц в нарко­тическом опьянении приходится встречаться с замедленной монотонной речью, дизартрией и нарушением артикуляции. Наиболее отчетливо нарушения речи выявляются при выпол­нении скороговорок. В то же время при оценке изменений речи необходимо помнить, что замедление речи, дизартрии и нарушения артикуляции могут (см. выше) наблюдаться и у трезвого больного наркоманией как следствие хронической интоксикации наркотически действующими веществами.

Указанное замечание следует иметь в виду и при оценке неврологического статуса, поскольку нет таких неврологиче­ских симптомов, которые были бы патогномоничны для нар­котического опьянения и не встречались бы у больных нарко-маниями и токсикоманиями вне интоксикации. Более того, у больных со II стадией наркоманической зависимости в легком опьянении проявления неврологической дисрегуляции мини­мальны.

Таким образом, неврологическое обследование позволяет предположить и систематическую интоксикацию наркотиче­ски действующими веществами при отсутствии иного объяс­нения выявленных нарушений. Начинать изучение невроло­гического статуса следует с оценки функционального состоя­ния черепных нервов. Определяют размеры зрачков, их реак­цию на свет, конвергенцию и аккомодацию, объем движений глазных яблок, слабость или парез конвергенции, наличие или отсутствие нистагма (горизонтального, ротаторного) при крайних отведениях глазных яблок и установочного, его ха­рактер (мелкий, средний, крупный, скачкообразный). Затем выявляют наличие или отсутствие фибриллярных подергива­ний языка, характерных для злоупотребления стимуляторами. Показателен тремор закрытых век, пальцев рук, головы (мел­кий, крупный). Часто слабовыраженный тремор отчетливо выявляется при напряжении или волнении. Оценивается вы­полнение пальценосовой пробы; интенционный тремор при этом; удержание равновесия в простой и усложненной позе Ромберга.

Ослабление мышечного тонуса характерно для интоксика­ции снотворными или седативными средствами, повышение мышечного тонуса, симптом зубчатого колеса — для приема стимуляторов. Выявление знаков очагового поражения ЦНС часто свидетельствует о том, что признаки помрачения созна­ния, явившиеся причиной направления на наркологическую экспертизу, связаны не с наркотическим опьянением, а обу­словлены динамическим нарушением мозгового кровообра­щения и требуют срочной помощи.

Соматическое состояние и вегетативная дисрегуляция ви­дны и внешне: изменения цвета кожных покровов (бледность лица и всей кожи, покраснение лица, шеи, верхней части ту­ловища); особенности потоотделения (сухость кожи, профуз-ная потливость, потливость ладоней, тонкий сальный налет на лице); изменения слюноотделения (повышенное слюноот­деление или сухость во рту; сухие губы, которые больной час­то облизывает); севший, хриплый голос, избыточный блеск глаз, инъецированность склер; размер глазных щелей.

Косвенным признаком интоксикации седативными средст­вами является изменение цвета языка. Чаще всего у корня языка отмечается плотный желто-коричневый налет, не уда­ляемый при соскабливании (что характерно для налета, появ­ляющегося при употреблении чифира). При употреблении ра-дедорма налет на языке имеет характерный черно-зеленый цвет. Необходимо помнить, что отчетливый налет появляется только после приема вызывающих эйфорию доз снотворных и седативных препаратов, которые превосходят терапевтические дозы. После передозировки снотворными и седативными средствами эпителий языка может слущиваться, тогда поверх­ность языка становится гладкой, «лакированной», а сам язык приобретает красно-малиновый цвет, напоминающий язык тех, кто злоупотребляет эфедрином.

Наличие следов инъекций по ходу вен, особенно если они множественные, расположены в местах, обычно не исполь­зующихся для внутривенных вливаний, является признаком употребления наркотически действующих средств без меди­цинских показаний. Большинство соматических нарушений, обнаруживаемых при осмотре (снижение массы тела, измене­ние цвета кожи и тургора, гнойничковая сыпь, следы инъек­ций по ходу вен, разрушение зубов и др.), являются следстви­ем длительной интоксикации наркотически действующими веществами.

Из признаков вегетативной дисфункции при диагностике необходимо обращать внимание на повышение частоты дыха­ния, пульса, лабильность или повышение артериального дав­ления. Существенного диагностического значения изменения дермографизма (стойкий белый, разлитой красный, возвы­шенный) не имеют, поскольку они не патогномоничны для опьянения и могут наблюдаться и в абстиненции. О наруше­нии микроциркуляции говорит появление мраморности, циа-нотичности кистей и ногтевых лож. При наркотическом опья­нении часто отмечается положительный симптом белого пят­на, который также отражает нарушение сосудистого тонуса. При надавливании большим пальцем на тыльную поверхность кисти обследуемого появляется белое пятно, которое в норме сохраняется 3—5 с, если дольше — симптом считается поло­жительным. Учитывая, что реактивный фактор может оказы­вать значительное влияние на состояние вегетативной сферы, усиливать некоторые неврологические расстройства (тремор), оценку неврологического и вегетативного статусов следует проводить в последнюю очередь, когда больной достаточно адаптировался к ситуации осмотра.

При приеме препаратов опийной группы, когда форма опьянения еще не изменена, сознание сужено, но активное внимание легко привлекается; настроение повышенное, бла­годушное, опьяневший испытывает чувство приятной истомы, покоя. Он безмятежно улыбается, вял, расслаблен, малопод­вижен, стремится, чтобы его оставили в покое. Если его по­тревожить, то он выходит из этого состояния, но в отличие от алкогольного опьянения и интоксикации другими наркотиче­скими средствами не проявляет грубости, злобности, агрес­сивности. Он оживлен, охотно разговаривает и отвечает на вопросы. Мимика и жестикуляция выразительные, речь быст­рая, внятная. Нарушений координации движений нет (в отли­чие от многих других видов наркотического опьянения). Наи­более достоверные признаки опийного опьянения — сужение зрачков (даже при пониженном освещении зрачки не расши­ряются) и бледность лица и всей кожи. Характерны также су­хость кожи и сухость во рту. У начинающих наркоманов мо­жет наблюдаться зуд кожи лица (особенно кончика носа и за ушами) и верхней половины туловища.

Наркотическое опьянение при приеме снотворных и успо­каивающих средств напоминает алкогольное опьянение. Опь­яневший оглушен, обращение к нему требует настойчивости, повышенной громкости голоса. Лицо невыразительно. Язык покрыт коричневым налетом. Ответы кратки, часто не по су­ществу, так как вопросы не всегда понимает. Беседу поддер­живать не может, спонтанная, не связанная с ситуацией речь, невнятная, неразборчивая. Если в самом начале опьянения наглядны смешливость, беспричинное веселье, повышенная самооценка, расторможенность влечений, то настроение бы­стро меняется — от оживления до раздражительности, обидчи­вости, агрессивности по незначительному поводу или даже без повода. Опьяневший становится назойливым, «приставу-чим» (как при алкогольном опьянении старых пьяниц), мно­гократно повторяет одно и то же то тише, то громче, чем нуж­но, так как порог восприятия изменен.

На исходе опьянения обычна дисфория. В этом состоянии вероятны конфликтность, скандалы и драки, внезапное про­тиводействие и бессмысленная агрессия по отношению к пер­соналу. Но эмоциональная динамика опьянения может завер­шиться и дистимическими состояниями — вялостью, слабостью, слезами, мыслями о самоубийстве. Походка шатающая­ся, при ходьбе опирается о стены, хватается за разные пред­меты, роняет их, но не обращает на это внимания, а при по­пытке поднять может упасть и сам. Все движения грубые, раз­машистые: пытаясь что-либо взять со стола, опьяневший из­далека замахивается, но не попадает в нужное место; при по­пытке выполнить мелкие движения, требующие большой точ­ности, проявляет суетливость, совершает массу сопутствую­щих, ненужных движений, прикладывает больше или меньше усилий, чем это требуется. Может наблюдаться стремление к деятельности, но она непродуктивна, так как опьяневший бестолков, плохо осмысляет происходящее, не ориентируется в ситуации; все реакции замедлены. С утяжелением опьяне­ния выражение лица становится бессмысленным, «отупев­шим», амимичным, губы обвисают, глаза полузакрыты, взгляд застывший. Не отвечает на вопросы или отвечает невпопад, после длительной паузы, не реагирует на события, происходя­щие вокруг. Мышцы тела также расслаблены. Зрачки расши­рены, лицо пастозно, с повышенным сало- и слюноотделени­ем, язык покрыт желто-коричневым налетом.

При опьянении стимуляторами опьяневший весел, ожив­лен, общителен, беспричинно смеется. Он подвижен, не мо­жет усидеть на месте, движения быстры, порывисты, их слиш­ком много, они некоординированы. Опьяневший также из­лишне жестикулирует, громко разговаривает. Речь быстрая, непоследовательная. Наблюдаются бессмысленная суетли­вость, навязчивость с разговорами, стремление поделиться своими необычными ощущениями. Кожные покровы блед­ные, при внутривенном приеме стимуляторов следов их введе­ния чрезвычайно много (как обильные высыпания); наблюда­ются сухость слизистых оболочек с постоянным облизывани­ем губ, яркий, блестящий язык; зрачки, глазные щели расши­рены, глаза блестят, что придает специфическое «безумное» выражение лицу. Имеют место гипертензивные сосудистые (с тахикардией) и мышечные симптомы. Сухожильные рефлексы повышены, зона их расширена; часты клокус и спонтанное подергивание отдельных мышечных пучков.

При гашишном опьянении наблюдаются веселое состоя­ние, неудержимые приступы смеха, явно не соответствующие ситуации. Опьяневший не осознает ситуацию, беспечен, лег­ковесен в своих поступках и действиях, решения принимают­ся быстро, без раздумий. Но веселое состояние может легко перейти в агрессивность, иногда возникают беспричинные драки. Движения неестественные, их координация нарушена. Речь «заплетающаяся». Из-за нарушенного восприятия, когда малые предметы кажутся огромными, а большие — малыми, он делает неестественно крупные шаги, перешагивая через что-либо, а пытаясь что-либо взять, широко разводит руки и т. п.

Вегетативная симптоматика в значительной мере зависит от качества и количества принятого наркотика и от фазы опь­янения. В связи с этим возможны как расширение зрачков, пастозность, покраснение губ, ушей, всего лица, так и суже­ние зрачков, бледность. Характерны покраснение склер, блеск глаз. Иногда ощутим характерный запах конопли.

При вдыхании паров ЛНДВ сознание помрачено и опья­невший находится под влиянием галлюцинаторных пережива­ний необычайной яркости, реальности; обычно ощущение удовольствия. Галлюцинации могут носить устрашающий ха­рактер, соответственно меняется и поведение, однако при прекращении вдыхания галлюцинации быстро исчезают. Воз­можно непродуктивное состояние, напоминающее алкоголь­ное опьянение: приподнятое настроение, безудержное веселье или приятная заторможенность, расслабленность. Опьянев­шие либо возбуждены, беспричинно смеются, либо затормо­жены, не сразу отвечают на вопросы, не понимают сложных вопросов. При осмотре — кожа гиперемирована, на конечно­стях иногда мраморность, лицо, особенно нос, отечные, дыха­ние через нос затруднено. При учащенном пульсе давление снижено. Вокруг ноздрей, губ, в уголках рта видима красная кайма раздражения, язык с толстым, серо-желтым налетом. Глаза кажутся «сумасшедшими» из-за выраженного блеска и расширения зрачков. Походка шаткая, координация движе­ний нарушена. Возможен тремор пальцев рук, закрытых век и даже головы. И на значительном расстоянии ощущается рез­кий химический запах, который может сохраняться на волосах до 1—2 дней.

Это интересно:  Куда сообщить о парковке на газоне 2021 год

В состоянии опьянения другими психоделическими препа­ратами (например, циклодолом, калипсолом) сознание помра­чено. Осмысление происходящего вокруг затруднено, опья­невший не воспринимает окружающую обстановку или вос­принимает ее искаженно, не понимает обращенной к нему речи, не может ответить на самые простейшие вопросы (кото­рый час, день недели, где он находится и пр.), подыскать нужное слово, связать слова в предложения, начатая фраза обрывается на полуслове. Опьяневший говорит невпопад, внезапно умолкает. Он погружен в себя, в свои ощущения. Разнообразные галлюцинации вызывают не страх, а интерес, любопытство, что отражается в мимике. Галлюцинации носят «осязаемый» характер. Лица окружающих людей кажутся ис­каженными, и он с интересом разглядывает их. Могут быть и ложные узнавания — случайный собеседник принимается за знакомого. Чувство реальности утрачивается, опьяневший как бы со стороны наблюдает за собой, собственное тело кажется измененным, чужим, конечности — легкими, но при движе­нии — необычайно тяжелыми. Отсутствует желание двигаться. Движения вялые, некоординированные, рефлексы снижены, возможен симптом зубчатого колеса. Кожные покровы блед­ные, слизистые оболочки сухие, зрачки широкие, характерна «мутность» глаз.

Для маскирования наркотического опьянения наркоманы и токсикоманы нередко «для запаха» полощут рот спиртным. В этих случаях все равно возможно правильное суждение (сте­пень опьянения больше силы запаха, а главное — картина опьянения отличается от алкогольного), но попытка маски­ровки свидетельствует уже о некотором личном опыте или об общении с опытными больными наркоманией.

Более точное суждение не только о классе веществ, вы­звавших опьянение, но и конкретном веществе дает лабора­торная экспертиза. Химическая экспертиза вытесняется био­физическими методами анализа, основанными на особенно­стях поглощения частей светового спектра, растворимости, дифракции рентгеновского луча, изменении заряда молекул наркотика, его компонентов и метаболитов. Существуют меж­дународные эталоны — каталоги жидкостных хроматограмм, масс-спектров, характерные для различных опьяняющих ве­ществ. Совершенными на сегодняшний день методами опре­деления являются тонкослойная, газовая, газожидкостная хроматография и масс-спектрометрия. При этом возможны одномоментное определение нескольких опьяняющих веществ в крови, моче экспертируемого, а также установление вида, места произрастания наркотика растительного происхожде­ния, фальсифицирующих примесей к химическому наркоти­ку, что нередко требуется в криминалистических целях (пути распространения, связь потребителя с торговцем и т. п.). Вы­сокая точность достигается использованием специально под­готовленной стандартной сыворотки с антителами (антисыво­ротки) к тому или иному наркотическому веществу, что по­зволяет применять радиоиммунный, энзимоиммунный и дру­гие иммуноанализы.

Лабораторные методы, равно используемые для медицин­ской, спортивной, криминалистической экспертизы, подтвер­ждая прием опьяняющего вещества, не применимы в диагно­стике наркомании как болезни. Они уточняют клиническую оценку состояния опьянения, не давая оснований для более широких выводов. Вместе с тем эти методы, если бы особен­ности метаболизма наркотиков в зависимости от состояния, этапа болезни были известны, могли бы использоваться и для диагноза наркомании.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Признаки опьянения психостимуляторами

К психостимуляторам относятся такие наркотики, как эфедрон, фенамин, экстази», кокаин, первитин. Вещества эти весьма разные, но вызывают набор сходных признаков в поведении и внешнем виде человека.

— Во время опьянения наркоманы необы­чайно оживлены, стремительны в решениях и поступках. Дви­жения порывистые, резкие. Быстро выполняют все дела, не мо­гут ни минуты посидеть на месте. Периодически начинают ку­да-нибудь собираться, но могут так никуда и не уйти. Также быстро говорят и перескакивают в разговоре с одной темы на другую. С минуты на минуту меняют свои намерения, поэтому не доводят до конца начатые дела.

— Опьяневший стремится сделать окружающим что-нибудь приятное, помочь всем нуждающимся. У него присутствует ощущение, что нет неразрешимых проблем, что все можно сде­лать. Опьяневшему безразлично, с кем говорить. Он навязчиво обращается с разговорами к окружающим, излишне открове­нен, стремится поделиться своими необычными ощущениями.

— Расширенные зрачки, частый пульс и повышенное кровяное давление. Иногда у них возникает ощущение, что волосы на голове растут, шеве­лятся, становятся дыбом. Наркоманов мучает сухость во рту, они постоянно облизывают губы. При этом можно видеть не­много отечный ярко малиновый язык.

Употребление кокаина стимулирует центральную нервную систему, вызывает чрезмерно возбужденное состояние, ощущение силы и могущества, иногда дрожание конечностей. При употреблении кокаина зрачки расширены, пульс учащен, температуру тела и артериальное давление повышены. Кокаин вызывает чувство эйфории и устраняет чувство усталости и голода, что приводит к истощению и бессоннице. Симптомом употребления кокаина является расчесывание или сдирания кожи для избавления от воображаемых насекомых, изменчивость мыслей, бессвязная речь, ослабление координации. После интоксикации кокаином может появиться чувство подавленности, а иногда и явная депрессия.

Метамфетамин (амфетамин) — вызывает состояние эйфории, настроение чрезмерно хорошее Зрачок расширен; глаза округлены, как у совы, активность повышена, все движения и действия выполняются в ускоренном темпе. Человек испытывает потребность постоянно двигаться, переоценивает своих возможностей. Чувство голода отсутствует; сексуальная активность повышена, появляется сильное желание говорить, пульс учащенный.

Признаки употребления галлюциногенов

Фенциклидин вызывает нарушение зрения, сознания и координации движений. Появляются галлюцинации, чувство страха и паники, частая потеря памяти, неспособность совершать целенаправленные действия, повышенная энергичность. После употребления фенциклидина появляется чувство жизнерадостности, отстраненности от окружающих, раздвоение личности. Внимание сосредоточено на внутренних переживаниях, артериальное давление повышено, потливость повышена. Фенциклидин может вызвать рвоту и головокружение.

При употреблении ЛСД зрачок расширен, температура тела и кровяное давление повышены, пульс учащен. Потоотделение также повышено, появляются нарушения зрения и беспокойное поведение, тошнота, озноб, нарушение координации. Потребитель испытывает чувство тревоги, резкие перепады настроения, сознание спутано.

Признаки употребления успокаивающих средств и транквилизаторов.

К снотворным относится множество препаратов, но картина опьянения примерно одинакова. Оно очень напоминает алкого­льное, только запах не ощущается. Все зависит от принятой дозы.

Интоксикация сопровождается снижением остроты, вос­приятия окружающего мира (психиатры называют это состоя­ние «оглушением»), преходящим угнетением мыслительных способностей и потерей морально-нравственных ориентиров. Она проявляется в разнузданном поведении, отсутствии чувства такта и навыков вежливости, поспешности и легкомыслии в принятии решений. В отличие от опьянения большинством нар­котиков, при использовании снотворных наркоманы зачастую агрессивны и легко лезут в драку.

Зрачки обычно расширены. Кожа, как правило, бледная (а не красная, как у алкоголиков). Частота пульса повышена. Ко­ординация движений резко нарушена, они размашистые, избы­точные, неуклюжие. Внимание опьяневших неустойчивое, и они быстро переключаются с одной темы на другую. Речь «за­плетающаяся», невнятная, излишне громкая.

Затем наркоманы становятся вялыми, сонливыми и, в конце концов, засыпают. Сон обычно тяжелый, часто с храпом, похо­жий на сон алкоголика. После пробуждения так же болит голо­ва, ощущается слабость и недомогание. Настроение у них сни­жено, они раздражительны и угрюмы.

При употреблении барбитуратов зрачки остаются нормальными, но глаза сонные, однако под воздействие больших доз барбитуратов происходит сужение зрачков и исчезает рефлекс на свет. Речь затруднена, появляется заикание, сонливость, помрачение сознания; галлюцинации, движения неконтролируемы, координация движений и равновесие нарушены. Психические реакции замедлены, мыслительный процесс, и скорость принятия логического мышления затруднены. Появляется нерешительность, высказывания туманны, настроение подавлено, слабое дыхание и пульс.

Бензодиазепины вызывают сонливость, вялость, понижение артериального давления, уменьшают частоту дыхания. Сознание спутано, реакция замедлена. Способность сосредотачиваться нарушена, речь вялая сбивчивая, сухость во рту. Появляются головокружения, мышечная слабость, расстройство артикуляции, неуверенная походка, галлюцинации Люди, потребляющие бензодиазепины. проявляют склонность к суициду.

После опьянения любым наркотиком наступает абстиненция («ломка»). Состояние это напоминает состо­яние после опьянения алкоголем с такими же апатией, вяло­стью, недомоганием. Преобладает тоскливое, мрачное, подав­ленное настроение. Чем больше была принята доза, тем хуже самочувствие наркомана после опьянения. Они в это время озлоблены, раздражительны, плаксивы, капризны, вспыльчи­вы, конфликтны, безучастны к окружающим и близким. У них может возникать беспричинное чувство страха, необъяснимое возбуждение. Возникают головная боль, а также боль в суставах («все тело ломит»), тошнота, рвота, понос, расстройства сна, повы­шенная потливость, учащенный или уреженный пульс, дрожа­ние пальцев рук, расширение или сужение зрачков, неспособ­ность переносить психические и физические нагрузки.

Даже очень сильные и терпеливые люди с трудом переносят это состояние, настолько интенсивны боли (они могут даже вы­зывать попытки самоубийства). Абстиненция — верный при­знак того, что организм человека уже не может нормально фун­кционировать без наркотических средств. Эта зависимость на­столько велика, что без наркотика в отдельных случаях наступает смерть.

Длительное употребление любого наркотика накладыва­ет отпечаток на внешний облик человека. Наркоманы со ста­жем, как правило, выглядят старше своих лет. Волосы у них ломкие, зубы крошатся, выпадают, ногти обламываются и сло­ятся. Кожа дряблая, морщинистая, сухая, бледная, неестест­венного цвета. Под глазами большие синие мешки, щеки впа­лые. У этих людей медленно заживают раны. У тех, кто вводит наркотики с помощью шприца, многочисленные следы уколов в области локтевых сгибов, на кистях рук, на ногах, стопах, ве­нах шеи. В местах уколов часто наблюдаются нагноения. Чтобы скрыть следы уколов, наркоманы предпочитают не раздеваться при посторонних.

У хронических наркоманов отмечаются серьезные заболева­ния жизненно важных органов и в первую очередь сердечно-со­судистой системы, желудка, почек, печени, легких.

Многие наркоманы равнодушны к своему внешнему обли­ку, выглядят неряшливо, не заботятся о чистоте тела и одежды. У них отмечается подавленность воли, снижение интеллекта, неспособность сосредоточиться, быстрая утомляемость.

Стоит отметить, что указанные выше признаки не позволяют со стопроцентной уверенностью определить наркотическое опьянение. В частности, определенное значение при установлении наркотического опьянения может иметь влияние сопутствующих факторов, например, употребление лицом наркотических или спиртосодержащих препаратов по медицинским показаниям. Для подтверждения факта наркотического или токсикоманического опьянения необходимы результаты химических исследований, подтверждающих потребление конкретного вещества, оказывающего наркотическое или токсикоманическое воздействие, и на основании которых выносится заключение о наркотическом опьянении или опьянении, вызванном потреблением других одурманивающих средств. В этих целях необходимо проведение медицинского освидетельствования, которое производится непосредственно в специализированных кабинетах наркологических диспансеров (отделений), лечебно-профилактических учреждениях, а также с выездом в специально оборудованных для этой цели автомобилях, врачами психиатрами-наркологами и врачами других специальностей, прошедших подготовку .

Согласно ст. 44 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» от 8 января 1998 года № 3-ФЗ лицо, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно больно наркоманией, находится в состоянии наркотического опьянения либо потребило наркотическое средство или психотропное вещество без назначения врача, может быть направлено на медицинское освидетельствование. Медицинское освидетельствование лица, проводится в специально уполномоченных на то органами управления здравоохранением учреждениях здравоохранения по направлению органов прокуратуры, органов дознания, органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, следователя или судьи.

Глава 12 ДИАГНОЗ НАРКОТИЧЕСКОГО ОПЬЯНЕНИЯ

Для определения наркотического опьянения необхо­димо оценивать, помимо психического состояния, изме­нения двигательной активности и вегетативные призна­ки.- В психическом состоянии мы обращаем внимание прежде всего на качество сознания и эмоциональность, изменения которых создают общее впечатление неадек­ватности в данных обстоятельствах, сходства с острым психозом.

Внешние проявления наркотического опьянения раз­личны при приеме разных видов наркотических средств, но есть и черты сходства.

Общими признаками наркотического опьянения яв­ляются:

Это интересно:  Претензия виновнику дтп о выплате ущерба 2021 год

— внешний вид и поведение, в той или иной мере напоминающие состояние алкогольного опьянения, но при отсутствии запаха алкоголя изо рта или при сла­бом, не соответствующем состоянию запахе; изменение сознания: сужение, искажение или помрачение; измене­ние настроения: беспричинное веселье, смешливость, болтливость, злобность, агрессивность, явно не соответ­ствующие данной ситуации; изменение двигательной активности: повышенная жестикуляция, избыточность движений, неусидчивость или же, наоборот, обездви­женность, вялость, расслабленность, стремление к по­кою (независимо от ситуации); изменение координации движений: их плавность, скорость, соразмерность (раз­машистость, резкость, неточность), неустойчивость при ходьбе, покачивание туловища даже в положении сидя (особенно явное при закрытых глазах); всегда нару­шен почерк;

— изменение цвета кожных покровов: бледность ли­ца и всей кожи или, наоборот, покраснение лица и вер­хней части туловища; блеск глаз; сильно суженные или сильно расширенные зрачки, не реагирующие на свет; изменение слюноотделения: повышенное слюноотделе­ние или, наоборот, сухость во рту, сухость губ, осип­лость голоса;

— изменение речи: ее ускорение, подчеркнутая вы­разительность или же замедленность, невнятность, не­четкость речи («каша во рту»).

При приеме препаратов опийной группы, когда фор­ма опьянения еще не изменена, настроение повышен­ное, благодушное, опьяневший испытывает состояние приятной истомы, покоя. Он безмятежно улыбается, вял, расслаблен, малоподвижен, стремится, чтобы его оставили в покое. Если его потревожить, то он выхо­дит из этого состояния, но в отличие от алкогольного опьянения и интоксикации другими наркотическими средствами не проявляет грубости, злобности, агрессив­ности. Он оживлен, охотно разговаривает и отвечает на вопросы. Мимика и жестикуляция выразительные, речь быстрая, внятная. Нарушений речи и координации дви­жений нет (в отличие от многих других видов наркоти­ческого опьянения). Наиболее достоверные признаки опийного опьянения — сужение зрачков (даже при по­ниженном освещении зрачки не расширяются) и блед­ность лица и всей кожи. Характерны также сухость кожи и сухость во рту. У начинающих наркоманов мо­жет наблюдаться зуд кожи лица (особенно кончика носа и за ушами) и верхней половины туловища.

Наркотическое опьянение при приеме снотворных и успокаивающих средств напоминает алкогольное опья­нение. Настроение повышенное, но быстро меняется — от оживления, болтливости, многоречивости до раздра­жительности, обидчивости, агрессивности по незначи­тельному поводу или даже без повода. Опьяневший становится назойливым, «приставучим» (как при алко­гольном опьянении старых пьяниц), многократно по­вторяет одно и то же. Речь невнятная, неразборчивая. Походка шатающаяся, при ходьбе опьяневший опира­ется о стены, хватается за разные предметы, роняет их, но не обращает на это внимания, а при попытке поднять может упасть и сам. Все движения грубые, размашистые: пытаясь что-либо взять со стола, опья­невший издалека замахивается, но не попадает в нуж­ное место; при попытке выполнить мелкие движения, требующие большой точности, проявляет суетливость, совершает массу сопутствующих, ненужных движений, прикладывает больше или меньше усилий, чем это тре­буется. Может наблюдаться стремление к деятельно­сти, но она непродуктивна, так как опьяневший бестол­ков, плохо осмысляет происходящее, не ориентируется в ситуации, все реакции замедлены. С утяжелением опьянения выражение лица становится бессмысленным, «отупевшим», амимичным, губы обвисают, глаза полу­закрыты, взгляд застывший. Опьяневший не отвечает на вопросы или отвечает невпопад, после длительной паузы, не реагирует на события, происходящие вокруг. Мышцы тела также расслаблены. Зрачки расширены, лицо пастозно, с повышенным сало- и слюноотделени­ем, язык покрыт желто-коричневым налетом.

При опьянении стимуляторами опьяневший весел, оживлен, общителен, беспричинно смеется. Он подви­жен, не может усидеть на месте, движения быстры, по­рывистые, их слишком много, они некоординированны. Опьяневший также излишне жестикулирует, громко разговаривает. Речь быстрая, непоследовательная. На­блюдаются бессмысленная суетливость, навязчивость с разговорами, стремление поделиться своими необычны­ми ощущениями. Кожные покровы бледные, при внут­ривенном приеме стимуляторов следов введения чрез­вычайно много (как обильные высыпания), сухость слизистых оболочек с постоянным облизыванием губ, язык яркий, блестящий, зрачки, глазные щели расши­рены, глаза блестят, что придает специфическое «бе­зумное» выражение лицу. Гипертензионные сосудистые (с тахикардией) и мышечные симптомы.

При гашишном опьянении наблюдаются веселое со­стояние, неудержимые приступы смеха, явно не соот­ветствующие ситуации. Опьяневший не осознает ситуа­цию, беспечен, легковесен в своих поступках и дейст­виях, решения принимаются быстро, без раздумий. Но веселое состояние может легко перейти в агрессив­ность, иногда возникают беспричинные драки. Движе­ния неестественные, их координация нарушена. Речь «заплетающаяся». Из-за нарушенного восприятия, ког­да малые предметы кажутся огромными, а большие — малыми, он делает неестественно крупные шаги, пере­шагивая через что-либо, а пытаясь что-либо взять, ши­роко разводит руки и т.п. Вегетативная симптоматика в значительной мере зависит от качества и количества принятого наркотика и от фазы опьянения. Поэтому возможны как расширение зрачков, пастозность, по­краснение лица, так и сужение зрачков, бледность. Ха­рактерны покраснение склер, блеск глаз. Иногда ощутим характерный запах конопли.

При вдыхании паров ЛНДВ сознание помрачено и опьяневший находится под влиянием галлюцинаторных переживаний необычайной яркости, реальности, обычны заинтересованность, ощущение удовольствия. Но галлю­цинации могут носить устрашающий характер, соответ­ственно меняется и поведение. Возможно непродуктив­ное состояние, напоминающее алкогольное опьянение: приподнятое настроение, безудержное веселье или при­ятная заторможенность, оглушенность, опьяневшие ли­бо возбуждены, беспричинно смеются, либо заторможе­ны, не сразу отвечают на вопросы, не понимают слож­ных вопросов. Кожа гиперемирована, на конечностях иногда мраморность, лицо, особенно нос, отечные, ды­хание через нос затруднено. Вокруг губ, в уголках рта видима красная кайма раздражения, язык с толстым, серо-желтым налетом. Глаза кажутся «сумасшедшими» из-за выраженного блеска и расширения зрачков. По­ходка шаткая, координация движений нарушена. Воз­можен тремор пальцев рук, закрытых век и даже голо­вы. И на значительном расстоянии от них ощущается резкий химический запах, который может сохранять­ся до 1—2 дней.

В состоянии опьянения другими психоделическими препаратами (например, циклодолом) сознание помра­чено.

Для маскирования наркотического опьянения нарко­маны и токсикоманы нередко «для запаха» полощут рот спиртным. В этих случаях все равно возможно правильное суждение (степень опьянения больше силы запаха, а главное — картина опьянения отличается от алкогольного), но попытка маскировки свидетельствует уже о некотором личном опыте или об общении с опытными больными-наркоманами.

Более точное суждение не только о классе веществ, вызвавших опьянение, но и конкретном веществе дает лабораторная экспертиза. Химическая экспертиза вы­тесняется биофизическими методами анализа, основан­ными на особенностях поглощения частей светового спектра, растворимости, дифракции рентгеновского лу­ча, изменении заряда молекул наркотика, его компо­нентов и метаболитов. Существуют международные эталоны — каталоги жидкостных хроматограмм, масс- спектров, характерные для различных опьяняющих ве­ществ. Совершенными на сегодняшний день методами определения являются тонкослойная, газовая, газожид­костная хроматография и масс-спектрометрия. При этом возможны одномоментное определение нескольких опья­няющих веществ в крови, моче экспертируемого, а также установление вида, места произрастания наркотика рас­тительного происхождения, фальсифицирующих приме­сей к химическому наркотику, что нередко требуется в криминалистических целях (пути распространения, связь потребителя с торговцем и т.п.). Высокая точ­ность достигается использованием специально подго­товленной стандартной сыворотки с антителами (анти­сыворотки) к тому или иному наркотическому вещест­ву, что позволяет применять радиоиммунный, энзимо­иммунный и другие иммуноанализы.

Лабораторные методы, равно используемые для ме­дицинской, спортивной, криминалистической эксперти­зы, подтверждая прием опьяняющего вещества, не при­менимы в диагностике наркомании как болезни. Они уточняют клиническую оценку состояния опьянения, не давая оснований для более широких выводов. Вместе с тем эти методы, если бы особенности метаболизма наркотиков в зависимости от состояния, этапа болезни были известны, могли бы использоваться и для диагно­за наркомании.

Заподозрить, что наблюдаемый опьяневший — больной наркоманией, помогают некоторые косвенные признаки.

Многие наркоманы и токсикоманы, даже молодого возраста, не следят за своим внешним видом, грязны, неопрятны. Они выглядят старше своих лет, с сухой, дряблой, потерявшей тургор, покрытой преждевременны­ми морщинами или пастозной кожей, тусклыми, ломки­ми волосами. При злоупотреблении эфедрином волосы на голове всклочены, спутаны, «стоят дыбом». Ногти ломкие, обламываются слоями (особенно у опиома­нов). У многих нет зубов. Злоупотребление опиатами и эфедрином приводит к потере массы тела до 7—15 кг и более; чем больше стаж заболевания, тем более па­циенты худы и истощены. При злоупотреблении снот­ворными, успокаивающими средствами и эфедрином на коже появляется множественная гнойничковая сыпь, оставляющая после себя пигментные пятна. Для опио­манов характерна бледность кожи, при большой давно­сти заболевания она имеет желтоватый оттенок. У зло­употребляющих снотворными и успокаивающими сред­ствами лицо бледное, одутловатое, неподвижное, как бы маскообразное, кожные покровы имеют характер­ный землистый оттенок, на лице — сальный налет. На теле обнаруживаются следы инъекций в мышцы или чаще по ходу вен (в области локтевых сгибов, на пред­плечьях, тыле кистей, стоп, на шее и даже мошонке). Вень* уплотнены, прощупываются в виде плотных жгу­тов, видны пигментированные темные «дорожки» вен со следами свежих и старых инъекций. У давних больных медленно заживают раны и другие повреждения кожи. Возникающие воспаления в местах инъекций оставля­ют грубые рубцы после вскрытых или прорвавшихся гнойников. Наркоманы с большой давностью заболева­ния выглядят как больные-хроники с каким-либо тя­желым заболеванием внутренних органов. Но у начина­ющих наркоманов этих признаков еще может не быть или они выражены незначительно.

Наркоманы, находящиеся в наркотическом опьяне­нии, часто противодействуют попыткам вывести их из этого состояния, требуют, чтобы их «оставили в по­кое». Или они стараются скрыть опьянение от окружа­ющих, выглядеть более «трезвыми», но поведение при этом неестественно, нарочито.

Особенностью поведения наркоманов даже по вы­трезвлении, уже на фоне ясного сознания, остается не­соответствие ситуации. Они или недооценивают слож­ность ситуации, в которой оказались, некритичны к факту опьянения, не могут представить аргументиро­ванного объяснения своего поведения, беспечны в сво­их суждениях, или упрямо и бесмыссленно отрицают явно очевидные факты. Очень важно отметить, что их состояние крайне неустойчиво, и уже через 1—2 ч по вытрезвлении настроение резко ухудшается. Они стано­вятся дерзкими, грубыми. При задержании возможны демонстративные протестные действия (самоповрежде- ния, заглатывание предметов, инсценировка суицида).

К косвенным признакам злоупотребления наркоти­ческими средствами относятся и такие, о которых можно узнать не от самого больного, а от его близких. Имеют значение сведения о неожиданном изменении в поведении или в характере, например необычная рабо­тоспособность, стремление к творческой деятельности или, наоборот, резкое снижение активности, потеря ин­тереса к прежним занятиям, новые скрываемые зна­комства, изменение режима дня, длительные отлучки, приступы голода, длительного сна, позднее пробуждение, немотивированная раздражительность. Некоторые лица с началом наркотизации совершенно избегают спиртно­го. Косвенными признаками, позволяющими заподоз­рить злоупотребление наркотическими средствами, яв­ляются также и внезапный интерес к домашней аптеч­ке, пособиям по фармакологии, действию различных лекарств, частое появление в аптеках и других меди­цинских учреждениях, стремление завязать знакомство с сотрудниками этих учреждений, ничем не оправдан­ное увеличение денежных расходов, обнаружение раз­личных медикаментов или пустых облаток от них, шприцев, игл, различной посуды со следами непонятно­го использования, тряпок, губок, полиэтиленовых паке­тов с химическим или растительным запахом.

Резкие изменения в поведении особенно заметны у подростков. Они становятся грубыми, раздражительны­ми, перестают подчиняться взрослым, родителям, со­вершают побеги из дома, прогуливают уроки. Во время побегов они живут в подвалах, на чердаках, в тепло­трассе, совершают правонарушения для того, чтобы до­стать деньги, продукты питания, наркотические средст­ва, попрошайничают.

Диагноз наркомании достоверен при наблюдении в стационаре.

Статья написана по материалам сайтов: studopedia.ru, alnashi.udmmed.ru, zakon.today.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector