Совершение преступления в состоянии наркотического опьянения 2020 год

Статья 23 Уголовного кодека Российской Федерации закрепляет общее положение о том, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

Таким образом, законодатель устанавливает равную обязанность лиц, совершивших преступление, нести уголовную ответственность вне зависимости от характера опьянения (алкогольное, наркотическое, токсическое) и степени опьянения (легкая, средняя, тяжелая).

Вопрос об уголовной ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения, и о влиянии этого обстоятельства на смягчение или ужесточение наказания в науке уголовного права относится к дискуссионным. И в первую очередь проблема касается соотношения понятия «состояние опьянения» и понятий «вменяемость», «невменяемость» и «ограниченная вменяемость», что связано с воздействием алкоголя, наркотиков и других одурманивающих веществ на сознание и волю человека.

Лица, совершающие преступление в состоянии опьянения, зачастую именно этим состоянием оправдывают свое поведение, ссылаясь не невозможность адекватно оценивать обстановку и адекватно реагировать на происходящее, что, по мнению некоторых авторов, дает основания ставить вопрос о невменяемости или ограниченной вменяемости. Например, Н. Г. Иванов относит состояние опьянения к психическим аномалиям и приходит к выводу, что ст. 23 УК РФ является специальной по отношению к ст. 22 УК РФ, т. е. признает состояние опьянения специальным случаем ограниченной вменяемости(1). По мнению авторов одного из учебников по уголовному праву, под опьянением понимается такое состояние, которое возникает вследствие интоксикации алкоголем или иными нейротропными средствами и характеризуется комплексом психических, вегетативных и соматоневрологических расстройств. Если авторы признают, что состояние опьянения характеризуется, в том числе, и психическими расстройствами, то признают и наличие медицинского критерия невменяемости и ограниченной вменяемости, что является предпосылкой признания лица, совершившего общественно опасное деяние, невменяемым либо ограниченно вменяемым.

Напомним, что невменяемым признается лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Лицо, совершившее преступление в состоянии невменяемости, не подлежит уголовной ответственности (ст. 21 УК РФ).

Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности, но психическое расстройство учитывается судом при назначении наказания (ст. 22 УК РФ).

Таким образом, только наличие указанных в уголовном законе психических аномалий (медицинский критерий) и связанной

с этими аномалиями полной или частичной неспособности лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (юридический (психологический) критерий) в их совокупности может свидетельствовать о невменяемости или ограниченной вменяемости.

Состояние простого алкогольного, наркотического или токсического опьянения не признается психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики, в чем солидарны большинство юристов и психиатров, которые вместе с тем отмечают, что состояние опьянения, в зависимости от степени опьянения, оказывает воздействие на нормальное течение психических процессов, дезорганизует процесс возбуждения и торможения, а также влияет на способность адекватно реагировать на события. Поведение лица в состоянии опьянения зависит не только от дозы употребленных психоактивных веществ, но и от воспитания, культурного уровня, привычек, физиологических особенностей организма и т. д., что является одной из причин, не позволяющих отнести состояние опьянения к болезненным состояниям психики(1).

Что касается юридического (психологического) критерия невменяемости или ограниченной вменяемости, то в большинстве случаев лицо, совершающее преступление в состоянии опьянения, сохраняет способность руководить своими действиями (бездействием).

Поведение человека, находящегося в состоянии опьянения, зачастую нелогично, на первый взгляд безмотивно, часто цинично и жестоко, что позволяет поставить под сомнение психическое здоровье субъекта и его способность руководить своим поведением. И только комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, чаще стационарная, способна сделать вывод о наличии или отсутствии медицинского и юридического критериев невменяемости или ограниченной вменяемости.

Так, К. нанесла малолетней дочери множественные ножевые колото-резаные ранения в жизненно важные органы: шею, живот, спину, бедра. Утверждения К., что в силу опьянения она не контролировала свои действия и что телесные повреждения могла причинить дочери по неосторожности, тщательно проверялись и обоснованно были признаны несостоятельными.

По заключению комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы у К. действительно выявлены признаки расстройства личности, вызванного употреблением алкоголя. Однако такое состояние не лишало ее возможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими(2).

Специалисты в области психиатрии отмечают, что в состоянии простого алкогольного опьянения либо наркотического или токсического опьянения в непсихотической форме имеет место лишь количественное усиление эмоционально-волевых проявлений без развития качественно иных психотических расстройств (бред, галлюцинации, расстроенное сознание). Поэтому простое алкогольное опьянение (в отличие от патологического), равно как и непсихотическое наркотическое и токсическое опьянение не может рассматриваться в аспекте критериев невменяемости(3). Даже в тех случаях, когда при совершении преступления в состоянии опьянения лицо было неспособно в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо было неспособно в полной мере руководить ими, причиной может являться обычное опьянение, возникшее в результате употребления алкоголя, наркотиков или иных одурманивающих веществ.

Таким образом, объективной предпосылкой уголовной ответственности лица, находящегося в состоянии опьянения, служит общественная опасность совершенного им деяния, а субъективной предпосылкой — отсутствие психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики.

Вместе с тем психоактивные вещества способны вызвать психические и поведенческие расстройства, тяжесть которых колеблется от временного состояния опьянения до выраженных психотических нарушений и приобретенного слабоумия (деменции)(1). Под опьянением в ст. 23 УК РФ имеется в виду состояние, не достигшее степени временного или постоянного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики, — обычное физиологическое опьянение. Поэтому нельзя утверждать, что лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии опьянения, абсолютно во всех случаях подлежит уголовной ответственности.

Во-первых, существует группа психических расстройств, причиной которых служит интоксикация организма токсичными веществами, в том числе алкоголем, наркотиками и другими одурманивающими веществами (например, алкогольный психоз — алкогольный делирий (белая горячка), алкогольный галлюциноз, алкогольный параноиз (бред преследования), алкогольный бред ревности, алкогольные энцефалопатии.(2)

Так, И., пребывая в состоянии наркотического опьянения, на почве расстройства психики, ошибочно воспринимая своих близких родственников как враждебно настроенных по отношению к нему лиц, взял на кухне нож и совершил по отношению к ним запрещенные уголовным законом деяния.

На основании выводов амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы суд установил, что И. в момент совершения общественно опасных деяний находился в состоянии временного психического расстройства в форме острой интоксикации, вызванной употреблением психотропных веществ, и не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими(3) .

Во-вторых, при наличии у человека сопутствующей психической патологии либо определенных личностных и характерологических черт алкогольное опьянение может принимать следующие формы:

дисфорический вариант — даже при легкой степени опьянения на место эйфории приходят подавленность, склонность к агрессии, придирчивость, аффективная вязкость — черты более тяжелых стадий опьянения. Встречается, как правило, после черепно-мозговых травм, у лиц с психопатиями, на поздних стадиях алкоголизма;

параноидный вариант — наблюдается подозрительность к окружающим, мнительность, неадекватность в толковании поступков и высказываний окружающих. Встречается при шизофрении, шизоидной психопатии;

гебефренический вариант — наблюдается дурашливость, буйство и тому подобное. Встречается у подростков и при латентных шизофренических расстройствах;

истерический вариант — демонстративные попытки самоубийства, имитация сумасшествия. Наблюдается у лиц с истероидной психопатией(4). Наличие сопутствующих психических аномалий требует психолого-психиатри-ческого исследования, а выводы экспертизы могут свидетельствовать о наличии признаков невменяемости или ограниченной вменяемости.

Так, Волков И. и Волков А. признаны виновными в совершении убийства своего отца группой лиц, с особой жестокостью. Из заключения стационарной судебно-психиатрической экспертизы следует, что у Волкова И. обнаруживается органическое расстройство личности в связи со смешанными заболеваниями, синдром зависимости от алкоголя 2 стадии, вследствие чего в период совершения инкриминируемого ему деяния он не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, но это не исключает его вменяемость. На основании ст. 22

УК РФ Волков И. был признан лицом, страдающим психическим расстройством, не исключающим вменяемость(1).

Следовательно, состояние опьянения лица в момент совершения им общественно опасного деяния не исключает признание такого лица находящимся в состоянии невменяемости или ограниченной вменяемости и освобождение его от уголовной ответственности либо применение положений ст. 22 УК РФ, но только в случае установления как медицинского, так и юридического (психологического) критериев невменяемости или ограниченной вменяемости.

Статья 23 УК РФ лишь презюмирует, что лица, совершившие преступление в состоянии алкогольного опьянения, подлежат уголовной ответственности, но не отвечает на вопрос о том, должно ли это обстоятельство оставаться нейтральным при назначении наказания либо учитываться в качестве смягчающего или отягчающего наказание обстоятельства.

Это интересно:  Угон в состоянии алкогольного опьянения 2019 год

Источники российского права свидетельствуют об отсутствии последовательности в оценке влияния состояния опьянения на уголовную ответственность в различные исторические периоды. Так, в соответствии со ст. 69 главы XXI (Указ о корчмах) Соборного Уложения 1649 г. наказание за убийство, совершенное «неумышлением, в драке пьяным делом», наказывалось битьем кнутом, тогда как «убийство в умышлении» — смертной казнью(2). Но уже в Артикуле воинском 1715 г. заметна тенденция к признанию состояния опьянения отягчающим обстоятельством: «Когда кто пьян напьется и в пьянстве своем что злаго учинит, тогда тот не токмо, чтоб в том извинением прощения получил, но по вине вящшею жестокостью наказан быть имеет»(3). Своеобразный подход к значению состояния опьянения при назначении наказания мы видим в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Согласно ст. 112 главы I «О наказании по мере большей или меньшей умышленности преступления» состояние опьянения признавалось отягчающим обстоятельством, требующим максимальной меры наказания, но только в том случае, если виновный привел себя в такое состояние именно с намерением совершить преступление. В противном случае состояние опьянения рассматривалось как нейтральное обстоятельство, а в некоторых случаях и как смягчающее наказание обстоятельство. Например, оскорбление государя императора, даже заочное, каралось лишением всех прав состояния и ссылкой на каторгу на срок от пяти до шести лет, но если это деяние совершено «в пьянстве, без преднамеренного на то умысла», то виновный приговаривался к заключению в смирительном доме на время от шести месяцев до одного года(4).

Первый Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. не содержал специальной нормы, регламентирующей уголовную ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения, но в ст. 17, говорящей о невменяемости, содержалось указание на то, что действие данной статьи не распространяется на лиц, которые привели себя в состояние опьянения для совершения преступления. Ученые советского периода отмечали, что применение данной нормы на практике показало неоднозначное ее толкование: в ряде случаев лица, совершившие преступление в состояние алкогольного опьянения, признавались невменяемыми на том основании, что привели себя в такое состояние не в целях совершения преступления(5). Более четкое отношение законодателя к оценке значения алкогольного опьянения для уголовной ответственности отражено в примечании к ст. 11 Уголовного кодекса РСФСР 1929 г., содержащей признаки невменяемости, — действие статьи не распространялось на лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения. Но наличие данного законодательного положения не в самостоятельной норме, а в

примечании к норме о невменяемости порождало теоретические предположения о том, что состояние опьянения может содержать и медицинский, и юридический критерии невменяемости, но образует исключение из общего правила. Что же касается влияния состояния опьянения на наказание, то данное обстоятельство не упоминается ни среди отягчающих, ни среди смягчающих обстоятельств.

Впервые самостоятельная норма об ответственности за преступление, совершенное в состоянии опьянения, была сформулирована в УК РСФСР 1960 г., статья 12 которого гласила, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, не освобождается от уголовной ответственности. Несколько иная редакция ст. 23 УК РФ не меняет сути данного положения, но в целях однозначного толкования указывает на различные виды опьянения: алкогольное, наркотическое и токсическое. Вместе с тем существенно отличается подход к влиянию состояния опьянения на наказание виновного. Если по УК РСФСР 1960 г. совершение преступления в состоянии опьянения признавалось отягчающим обстоятельством, но за судом закреплялось право в зависимости от характера преступления не признать это обстоятельство отягчающим ответственность, то в соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, введенной Федеральным законом от 21 октября 2013 г. № 270-ФЗ, судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ. Таким образом, если в соответствии с требованиями УК РСФСР 1960 г. состояние опьянения, как правило, признавалось отягчающим обстоятельством и только в некоторых случаях при наличии соответствующих оснований могло таковым не признаваться, то по УК РФ состояние опьянения при совершении преступления может быть признано отягчающим наказание обстоятельством только при особых условиях, указанных в законе. Причем суд в обязательном порядке должен в приговоре привести конкретные основания, почему в данном случае совершение преступления в состоянии опьянения надлежит признать обстоятельством, отягчающим наказание.

На практике применение ч. 1.1 ст. 63 УК РФ вызывает серьезные затруднения, обусловленные непониманием того, каким образом характер и степень общественной опасности совершенного в состоянии опьянения преступления может повлиять на признание данного обстоятельства отягчающим наказание; какие обстоятельства совершенного преступления и какие черты личности виновного должны учитываться при решении этого вопроса. И самое главное, как соотносятся положения ч. 1.1 ст. 63 и ч. 3 ст. 60 УК РФ.

В соответствии с общими началами назначения наказания при назначении наказания должны учитываться характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи — критерии индивидуализации наказания. Употребление слов «в том числе» свидетельствует о соотношении характера и степени общественной опасности и личности виновного, с одной стороны, и смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств — с другой, как целого и части. Следовательно, характер и степень общественной опасности совершенного преступления, а также совокупность данных, характеризующих личность виновного, не исчерпываются законодательными перечнями смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств.

Вместе с тем, устанавливая возможность признания совершения преступления в состоянии опьянения отягчающим обстоятельством и предлагая делать это с учетом характера и степени опасности совершенного преступления, обстоятельств совершения преступления (которые, в общем-то, и определяют степень опасности содеянного и уже нашли свое отражение в перечне отягчающих наказание обстоятельств) и личности виновного, законодатель фактически предлагает обращаться к тем критериям индивидуализации наказания, которые указаны в ч. 3 ст. 60 УК РФ. В связи с этим закономерно

возникает вопрос о целесообразности дополнения ст. 63 УК РФ новым обстоятельством, отягчающим наказание.

Перечень обстоятельств, отягчающих наказание, строго ограничен. Как указывает Л. Л. Кругликов, включение какого-либо обстоятельства в перечень отягчающих либо смягчающих наказание обстоятельств должно соответствовать определенным требованиям: нехарактерность обстоятельства для большинства преступных деяний и значительность влияния на наказание(1). Анализируя критерии включения конкретного обстоятельства в законодательные перечни, О. А. Мясников обращает внимание на типичность обстоятельств (возможность их существования в более или менее широком круге преступлений), обязательность влияния (безусловность влияния) на меру наказания во всех случаях, когда оно в наличии, независимо от конкретных особенностей преступного деяния и личности виновного, и строго определенная направленность влияния (указанное в перечне обстоятельство способно при совершении любых преступлений либо только повышать, либо только снижать общественную опасность и наказание)(2). Еще одним обязательным условием включения какого-либо обстоятельства в перечни является непроизводность данного обстоятельства от иных существующих в законодательных перечнях, что означает, что новое обстоятельство не должно быть конкретизацией уже существующего. Только совокупность указанных признаков дает основания законодательного признания конкретного обстоятельства отягчающим наказание.

Применительно к отягчающему наказание обстоятельству «совершение преступления в состоянии опьянения» очевидно отсутствие совокупности необходимых требований. Если состояние опьянения относится к достаточно широко распространенным явлениям при совершении преступлений против личности и ряда других преступлений, то условность его применения свидетельствует о необязательности для суда учета этого признака при назначении наказания. Возможны ситуации, когда нахождение лица в момент совершения преступления в состоянии опьянения может быть отнесено к смягчающему наказание либо к нейтральному обстоятельству (например, совершение преступления хотя и в состоянии опьянение, но возникшего в результате обманного введения психоактивного вещества в организм человека). Следовательно, во всех случаях решение вопроса о влиянии состояния опьянения на меру наказания относится к усмотрению суда.

Кроме того, в соответствии с законодательной формулировкой обстоятельство, указанное в п. 1.1 ст. 63 УК РФ, может быть признано отягчающим наказание в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного. Все обстоятельства, уже указанные в ч. 1 ст. 63 УК РФ, свидетельствуют либо о повышенной общественной опасности деяния, либо о повышенной опасности лица, совершившего преступление, т. е. учтены в законе, что может привести к излишнему учету отягчающих обстоятельств судом при назначении наказания и, как следствие, нарушению принципа справедливости. Например, признание состояния опьянения отягчающим наказание обстоятельством в связи с совершением разбоя в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (ч. 1.1 ст. 63 УК РФ), и одновременный учет в качестве отягчающего обстоятельства (п. «з» ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Представляется целесообразным исключить из текса ст. 63 УК РФ часть 1.1 и учитывать факт совершения преступления в состоянии опьянения в рамках критериев индивидуализации наказания, указанных в ч. 3 ст. 60 УК РФ. При этом влияние данного обстоятельства на меру наказания должно базироваться на исследовании конкретной ситуации, связанной с употреблением алкоголя, наркотиков или других одурманивающих веществ, и роли опьянения в механизме преступного поведения.

Это интересно:  Федеральный закон о правах потребителя возврат товара 2019 год

Содержание

Преступление в состоянии опьянения (одурманивания) – уголовная ответственность

Алкоголь в малых дозах полезен – так утверждают ученые. Большие дозы алкоголя способны вызвать приступы неконтролируемой агрессии и толкнуть человека на совершение преступления. Употребление наркотических средств или одурманивающих веществ, затрагивает психологическое состояние человека. В состоянии алкогольного опьянения или наркотическом «угаре» многие не могут контролировать свои чувства и эмоции, что зачастую приводит к плачевным последствиям.

Согласно ст. 23 УК РФ лицо, совершившее преступление, будучи одурманенным, вследствие употребления наркотических средств или иных токсических (одурманивающих) веществ, или находящееся в момент совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения, подлежит уголовной ответственности. Степень тяжести одурманивания или опьянения не играет никакой роли.

Физиологическое одурманивание или опьянение в отличие от патологического опьянения квалифицируемого, как временное психическое расстройство, не может привести к признанию лица, совершившего преступление, невменяемым, и соответственно не позволяет избежать уголовного наказания. Существующий подход действующего законодательства обусловлен тем, что в состоянии физиологического опьянения человек не утрачивает возможности руководить своими действиями, осознавать общественную их опасность и фактический характер.

При алкогольном опьянении (одурманивании) нарушение сознания характеризуется различными степенями его оглушения и сужения. Данные расстройства развиваются медленно. Одурманиванию и алкогольному опьянению присущи незначительные, неглубокие расстройства ориентации в пространстве, чувство времени может быть изменено, но без значительных извращений. В таком состоянии человек не подвержен деперсонализации, дереализации и у него нет нарушения осознания собственного «я». Опьянение сопровождается сонливостью, после которой наступает глубокий сон. Тяжелое опьянение может привести к алкогольной комме.

Факторы присущие опьянению (одурманиванию):

  • растормаживание процессов нервной деятельности;
  • снижение быстроты реакции;
  • ослабление самоконтроля;
  • нарушение координации движений.

Эти факторы могут существенно повлиять на восприятие человеком действительности, но они не исключают наличие психической деятельности и соответственно не предполагают невменяемости.

Состояние опьянения или одурманивания лица, в момент совершения преступления, не рассматривается Уголовным Кодексом РФ, как смягчающее или отягчающее обстоятельство. Но если такое состояние виновного лица было для него непривычным или наступило по принуждению или обману, суд может рассматривать его как смягчающее обстоятельство. В разряд отягчающих обстоятельств опьянение или одурманивание попадает при условии постоянного систематического пьянства, употребления наркотических и одурманивающих веществ виновным (ч. 3 ст. 60 УК РФ).

Говорят — «от сумы и от тюрьмы не зарекаются» — погрузив себя в алкогольное или наркотическое опьянение и ослабив контроль над своей нервной системой, человек может перешагнуть «черту закона». Помощь адвоката по уголовным делам – это шанс понести только заслуженное наказание.

Российское уголовное право

Ответственность за преступления, совершенные в состоянии опьянения

Статья 23 УК РФ содержит довольно абстрактную формулу: «Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности». Из предложенной законодателем формулировки довольно сложно понять, можно ли рассматривать состояние опьянения как смягчающее наказание обстоятельство — или нет.

Ясно лишь одно: состояние опьянения ни в коем случае не может быть признано отягчающим наказание обстоятельством, поскольку указание на такое обстоятельство не содержится в исчерпывающем перечне ст. 63 УК. Для выяснения служебной роли нормы ст. 23 УК следует обратиться к систематическому толкованию уголовного закона.

В УК РСФСР редакции 1960 г. состояние опьянения было предусмотрено в качестве отягчающего ответственность обстоятельства. В современном УК РФ законодатель посчитал ненужным указывать на состояние опьянения как на отягчающее наказание и не включил ссылку на это состояние в перечень обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК. Следовательно, законодатель находит возможным придать состоянию опьянения иной статус, нежели тот, которым оно обладало ранее. В данной связи вполне уместно предположить, что состояние опьянения может быть в некоторых случаях — и лишь по усмотрению суда — признано в качестве смягчающего наказание обстоятельства.

Состояние опьянения есть разновидность аномального состояния субъекта, при котором процессы возбуждения и торможения приведены в состояние дисгармонии. Данное обстоятельство должно быть справедливо учтено при назначении наказания, в процессе индивидуализации уголовной ответственности.

Вместе с тем следует иметь в виду, что состояние опьянения ни в каком случае не может быть признано как смягчающее наказание обстоятельство при наличии трех факторов:

  1. если субъект сознательно привел себя в состояние опьянения с тем, чтобы облегчить совершение преступления;
  2. если субъект сознательно привел себя в состояние опьянения для того, чтобы в дальнейшем сослаться на это состояние как на обстоятельство, смягчающее наказание;
  3. если субъект привел себя в состояние опьянения, несмотря на то что знал свою норму реакции в состоянии подобного рода.

В последнем случае имеется в виду ситуация, предполагающая неадекватное поведение человека, находящегося в состоянии опьянения, и его сознание об обычном протекании нервных процессов в таком состоянии.

Статья 25 УК содержит предписания, имеющие характер общего предупреждения. Норма устанавливает неизбежность наступления уголовной ответственности даже в том случае, если субъект, в силу одурманивающего воздействия алкоголя или других веществ, не мог в полной мере осознавать социальную значимость своего поведения или руководить им.

Под опьянением понимается такое состояние, которое возникает вследствие интоксикации алкоголем или иными нейротропными средствами и характеризуется комплексом психических, вегетативных и соматоневрологических расстройств. В начальной стадии опьянения отмечается эйфория (душевный подъем), которая сменяется нарастающим психическим возбуждением, а затем торможением с явлением оглушения.

Выделяются два вида опьянения — физиологическое и патологическое. Статья 23 УК имеет в виду физиологическое опьянение.

Физиологическое опьянение не является патологией (болезненным состоянием) и не влечет стойких изменений психики.

Различаются три степени физиологического опьянения. Первая характеризуется легким психомоторным возбуждением и вместе с тем снижением продуктивной мыслительной деятельности.

Вторая степень отличается психическим возбуждением, при котором значительно ухудшается восприятие реалий действительности.

Третья степень, которая иначе называется «тяжелое опьянение», аттестуется резким угнетением всех функций организма и нарушением сознания вплоть до комы (глубокий сон). Эта степень опьянения особенно резко выражено влияет на поведенческие реакции, значительно затормаживая мыслительные процессы, из-за чего затрудняется осознание социальной значимости собственных поступков.

Патологическое опьянение выступает в двух формах: делирантной, или параноидной, для которой характерны зрительные галлюцинации и бредовые идеи преследования, и эпилептоидной, отличающейся резко возникающим двигательным возбуждением и сильным аффектом страха.

В целом патологическое опьянение характеризуется расстройством сознания, поэтому оно относится к числу патологий и квалифицируется в юриспруденции как невменяемость. Примером такого рода заболевания может служить белая горячка.

Состояние опьянения может быть вызвано употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ. К последним относятся, в частности, различного рода токсические вещества (бензин, керосин, ацетон, иные растворители, клей), способные вызвать одурманивающее состояние.

Ответственность за преступления, совершенные в состоянии опьянения

УК РСФСР рассматривал совершение преступления лицом, находившимся в состоянии опьянения, как обстоятельство, отягчающее ответственность. Хотя суд мог не признавать его таковым (ст. 39 УК РСФСР).

Новый уголовный закон не содержит этого правила. Однако совершение преступления в состоянии опьянения может быть учтено судом при назначении наказания как одну из характеристик личности преступника (ч.3 ст. 60 УК РФ).

Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности (ст. 23 УК РФ). Конкретный вид «других одурманивающих веществ» в данном случае значения не имеет. Данная норма не имеет в виду исключительные состояния, связанные с патологическим опьянением, которое является временным психическим расстройством и образует один из признаков медицинского критерия.

Состояние опьянения увеличивает психическую и двигательную активность, затрудняет концентрацию внимания, у человека происходит переоценка своих возможностей, снижается самоконтроль. В состоянии опьянения растормаживаются инстинкты и проявляются скрытые особенности личности и переживания, контролируемые в трезвом состоянии (ревность, тщеславие, обиды и другие).

Действующим законодательством Российской Федерации устанавливается, что уголовной ответственности не подлежат лица, которые во время совершения общественно опасного деяния находились в состоянии невменяемости. Определенные психические, неврологические и соматические расстройства лежат и в основе опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических или других одурманивающих средств. Однако рассматривая простое либо наркотическое опьянение, следует отметить, что двигательное возбуждение и агрессивные действия лица всегда находятся в тесной связи с реальной обстановкой. При этом у него не наблюдается полного помрачения сознания, и оно сохраняет способность не только осознавать окружающую обстановку, но и осмысливать свои поступки в целом. Таким образом, при простом алкогольном или наркотическом опьянении отсутствуют признаки, характеризующие психическое заболевание лица, а в связи с этим такое опьянение и не относится к числу психических расстройств, обусловливающих невменяемость.

Это интересно:  Досудебный порядок возмещение ущерба дтп 2020 год

В литературе высказывалось мнение, что во всяком резко выраженном опьянении имеются признаки невменяемости. А наказание к лицам, совершившим преступление в состоянии опьянения, применяется потому, что они намеренно приводят себя в то состояние, при котором могут совершить общественно опасное деяние. Однако с такой точкой зрения трудно согласиться, поскольку подобный подход практически не дает возможности разграничивать вменяемость при простом алкогольном или наркотическом опьянении и невменяемость на почве употребления алкоголя, наркотиков или одурманивающих веществ, а отсюда вытекает необходимость и в последнем случае привлекать лиц к ответственности, что противоречило бы содержанию ст. 21 УК РФ. Нельзя также забывать и о том, что преступления, совершаемые в состоянии простого алкогольного опьянения, обусловлены не столько непосредственным влиянием алкоголя, наркотиков и других одурманивающих веществ, сколько социально отрицательными взглядами и установками личности преступника.

Поскольку алкогольное и наркотическое опьянение не относится к числу психических заболеваний, УК РФ прямо указывает, что лицо, совершившее преступление в состоянии такого опьянения, не освобождается от ответственности (ст. 23 УК РФ). И, хотя данная ответственность наступает не за то, что лицо привело себя в состояние опьянения, а за совершение преступления в состоянии опьянения, такое специальное провозглашение в законе имеет важное предупредительное значение для лиц, злоупотребляющих алкоголем, наркотиками и другими одурманивающими веществами.

Не ограничиваясь указанием на ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения, уголовное законодательство предусматривает необходимость не только применения наказания к виновным, но и обязывает судебные органы применять к алкоголикам, наркоманам и токсикоманам принудительные меры лечения, а также устанавливать в отношении их попечительство. Так, в ч. 2 ст. 97 УК РФ подчеркивается, что лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении от алкоголизма и наркомании, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде принудительного амбулаторного наблюдения и лечения. Принудительное лечение этих лиц осуществляется в местах отбывания наказания или в специальных учреждениях.

Хронический алкоголизм, при котором лицо остается вменяемым, нельзя смешивать с алкогольными психозами: дипсоманией (запоем), белой горячкой, алкогольным галлюцинозом, алкогольным параноидом. При данных психозах наступает временное болезненное психическое расстройство, и лицо признается невменяемым, а, следовательно, и не может нести уголовную ответственность.

От простого алкогольного опьянения необходимо отличать также и случаи патологического опьянения, которые относятся к группе кратковременно протекающих психотических расстройств. В настоящее время психиатрическая наука рассматривает патологическое опьянение как острое психотическое состояние, возникающее на фоне алкогольной интоксикации, со своеобразной болезненной симптоматикой, качественно не имеющей ничего общего с простым алкогольным опьянением. Патологическое опьянение возникает в результате сложного совпадения во времени ряда внешних вредных факторов, действующих на организм, из которых алкоголь является основным и обязательным. При патологическом опьянении лицо признается невменяемым, а поэтому и не привлекается к уголовной ответственности.

Состояние опьянения может возникать не только под влиянием алкоголя, но и в результате потребления наркотических веществ (опия, морфия, гашиша, анаши и других одурманивающих веществ). Совершение преступления в состоянии наркотического опьянения, так же как и при алкогольном опьянении, не освобождает от уголовной ответственности, что вытекает из содержания ст. 23 УК РФ. При этом, в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике назначения судами уголовного наказания» от 11 июня 1999 г., совершение лицом преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических веществ, психотропных или других одурманивающих веществ, законом не отнесено к обстоятельствам, отягчающим наказание. А потому эти сведения, при наличии к тому оснований, могут учитываться при оценке данных, характеризующих личность.

На основании вышеизложенного представляется, что наказание лицу, совершившему преступление в состоянии опьянения, назначается на общих основаниях, согласно ст. 60 УК РФ, которая предписывает при назначении наказания учитывать характер и степень общественной опасности преступления. Характер общественной опасности определяет ее в ряду других преступлений, а степень — позволяет различать общественную опасность преступлений, квалифицируемых по одной и той же статье УК РФ. Характер и степень общественной опасности совершенного преступления выявляются по каждому делу. Для определения характера общественной опасности первостепенное значение имеет выявление объекта и субъективной стороны преступления. Степень общественной опасности чаще всего характеризуется объективной стороной преступления. Однако учесть характер и степень общественной опасности любого преступления можно только на основе всех объективных и субъективных признаков, которые установлены и проанализированы судом при рассмотрении дела и назначении наказания.

Характер и степень общественной опасности преступления зависят и от данных, относящихся к личности преступника. Но эти данные при назначении наказания имеют и самостоятельное значение.

Данные о личности преступника имеют значение для назначения наказания не только в связи с характером и степенью общественной опасности преступления. Суды при назначении наказания в зависимости от конкретных обстоятельств дела учитывают данные о личности виновного: поведение по месту работы и в быту, состояние здоровья, семейное положение. В новом УК РФ суду при назначении наказания предлагается учитывать, как назначаемое наказание отразится на условиях жизни семьи осуждаемого. Эти и другие сведения, положительно или отрицательно характеризующие личность виновного в преступлении до его совершения, должны приниматься во внимание при назначении наказания как за преступления небольшой тяжести, так и за тяжкие преступления. Разумеется, сведениям, характеризующим личность виновного, нельзя придавать определяющего значения, особенно при назначении наказания за тяжкие преступления, но без их учета суд фактически не имеет возможности назначить справедливую меру наказания.

Смягчающие и отягчающие обстоятельства, которые обязаны учитывать суды при назначении наказания, могут не относиться непосредственно к совершенному преступлению; могут быть связаны с ним, но не влиять на квалификацию; могут быть указаны в диспозиции статьи Особенной части УК, по которой квалифицированы действия виновного. В последнем случае их влияние на общественную опасность преступления уже учтено в законе. Однако нельзя считать, что в связи с этим их во всех случаях не следует учитывать при определении вида и размера наказания. По нашему мнению, в тех случаях, когда конкретные обстоятельства подлежат дополнительной оценке, особенно если речь идет об обстоятельствах, относящихся к последствиям тяжких преступлений (например, число потерпевших при убийстве или количество и размер полученных взяток), суд при назначении наказания не может не принять их во внимание.

При назначении наказания суд должен во всех случаях выявить смягчающие и отягчающие обстоятельства и дать им соответствующую оценку. Суд должен исходить не только из общественной опасности данного вида преступления, а обязан вникнуть во все конкретные обстоятельства, детали преступления и особенности наступивших последствий. При этом от суда не требуется мотивировать, почему он при назначении наказания не учитывает те или иные смягчающие или отягчающие обстоятельства. Но если суд назначает наказание с учетом таких обстоятельств, в приговоре это должно получить отражение.

Впервые при изложении общих начал назначения наказания в новом УК прямо записано, что наказание должно быть справедливым в пределах санкции статьи Особенной части и положений Общей части УК. Ссылка на положения Общей части УК дает основание для вывода о том, что наказание является справедливым и в том случае, если суд на законных основаниях назначил наказание ниже низшего предела, указанного в санкции статьи Особенной части УК РФ.

Требование справедливости наказания тем более актуально в настоящее время, когда наблюдается значительный рост преступности. История многократно доказала, что жестокостью наказания проблема преступности не может быть решена.

Новый УК исходит из того, что наказание в любом случае должно быть справедливым. В доктрине уголовного права предпринята, по нашему мнению, успешная попытка сформулировать условия, которым должно отвечать справедливое наказание. Они состоят в следующем:

  • 1) наказание должно соответствовать тяжести совершенного преступления и имеющим уголовно-правовое значение данным об общественной опасности личности виновного, в первую очередь тем, которые прямо предусмотрены законом в качестве смягчающих или отягчающих обстоятельств (индивидуализация ответственности);
  • 2) наказания, назначаемые за равные по тяжести преступления и (или) при разной общественной опасности личности виновного, должны быть разными (дифференциация ответственности);
  • 3) наказания, назначаемые за равные по тяжести преступления равным по степени общественной опасности виновным, должны быть равными (равенство ответственности).

Статья написана по материалам сайтов: www.legalneed.ru, isfic.info, studwood.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector