Страховая компания неосновательное обогащение дтп судебная практика 2020 год

Расскажу о нескольких случаях когда удалось отбить иски страховых компаний по неосновательному обогащению.

Есть такой вид обязательства — неосновательное обогащение. Неосновательное обогащение – неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (кондикционное обязательство). Condictio indebite – возвращение не должного, уплаченного по ошибке.

Неосновательное обогащения имеет место быть когда:
– одно лицо приобретает или сберегает имущество за счет другого лица;
– имущество приобретается или сберегается без оснований, предусмотренных законом, иными правовыми актами или сделкой.

Это очень большая и достаточно сложна тема с кучей различных нюансов в правоприменении и судебной практики.

Мораль такова: можно найти выход из любой ситуации, нужно обращаться за консультацией.

Позиция по делу.

В соответствии с п.1 ст.1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст.1109 ГК РФ.

Согласно п.4 ст.1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Для возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения необходимо наличие одновременно двух обстоятельств: обогащение одного лица за счет другого; приобретение или сбережение имущества без предусмотренных законом, правовым актом или сделкой оснований. При этом бремя доказывания наличия данных обстоятельств лежит именно на лице, обратившемся в суд с требованиями о взыскании неосновательного обогащения.

По смыслу указанной нормы не подлежит возврату неосновательное обогащение в том случае, если передача денежных средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего либо с благотворительной целью.

В связи с изложенным, юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими доказыванию по делу о возврате неосновательного обогащения, являются не только факты приобретения имущества за счет другого лица при отсутствии к тому правовых оснований, но и факты того, что такое имущество было предоставлено приобретателю лицом, знавшим об отсутствии у него обязательства перед приобретателем либо имевшим намерение предоставить его в целях дара.

Согласно ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

На основании ст.56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать во взаимосвязи с положениями ч. 3 ст.123 Конституции Российской Федерации и ст.12 ГПК РФ, закрепляющих принципы состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Неосновательное обогащение или страховое возмещение?

Сергей Дедиков, старший партнер Общества страховых юристов, советник Московского перестраховочного общества.

На сегодня теория и практика предлагают несколько подходов к решению вопроса о праве страхователя по договору ОСАГО предъявить страховщику требование о возврате страхового возмещения, выплаченного им потерпевшему. Выбираем оптимальный.

Федеральный закон от 25.04.2002 N 40-ФЗ Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств (ОСАГО)» в основном посвящен правам потерпевшего (выгодоприобретателя) на предъявление требований страховщику о возмещении вреда. Так, в абз. 7 ст. 1 закреплено, что страховщик обязан за обусловленную договором плату при наступлении страхового случая возместить потерпевшим причиненный вред в пределах страховой суммы. В пункте 1 ст. 13 названного Закона говорится, что потерпевший вправе предъявить страховщику требование о страховой выплате, представив необходимые для этого документы.

Все это дало основание страховщикам не признавать за страхователями право требовать выплату страхового возмещения. Затем и судебная практика при решении указанного вопроса пошла самым простым, но и самым неблагоприятным для участников страхового правоотношения путем.

Президиум ВС РФ в Обзоре законодательства и судебной практики за I квартал 2006 года указал, что, если страхователь по договору ОСАГО добровольно возместил потерпевшему ущерб от ДТП, его требования к страховщику о выплате подлежат удовлетворению как требование о взыскании неосновательного обогащения при условии доказанности факта наступления страхового случая и размера причиненного вреда.

Высшая инстанция судов общей юрисдикции привела при этом следующие аргументы.

В соответствии с абз. 7 ст. 1 Закона N 40-ФЗ страховщик обязан при наступлении страхового случая возместить потерпевшим причиненный вред в пределах страховой суммы. Таким образом, на страховщике лежит обязанность произвести выплату непосредственно потерпевшему.

В то же время согласно п. 2 ст. 11 этого Закона возмещать причиненный вред не запрещено и страхователю. Причем до удовлетворения требования потерпевшего о возмещении причиненного вреда страхователь должен предупредить об этом страховщика и действовать в соответствии с его указаниями, а в случае, если ему предъявлен иск, — привлечь страховщика к участию в деле. В противном случае страховщик может выдвинуть возражения в отношении требования о выплате.

Страхователь, самостоятельно возместивший вред, сберегает страховщику денежные средства, которые тот обязан был выплатить потерпевшему при наступлении страхового случая. Поэтому требования страхователя о выплате этих сумм обоснованны и основаны на положениях ст. 1102 ГК РФ, регулирующей вопросы возврата неосновательного обогащения.

Подобный подход нашел поддержку и со стороны некоторых ученых, которые выделяют следующие подходы к решению данного вопроса:

  • требование страхователя основано на договоре страхования, и ему должно быть выплачено страховое возмещение;
  • его требование необходимо квалифицировать как требование о взыскании неосновательного обогащения;
  • страховщик своим отказом в выплате причинил страхователю убытки, и они должны быть им возмещены на основании главы 25 ГК РФ .

Бабаев А.Б. и др. Практика применения Гражданского кодекса РФ, части второй и третьей / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2009. С. 1027.

Первый вариант они считают неверным, поскольку правом требования о выплате страхового возмещения страхователь может воспользоваться лишь в случае, если от своих прав по договору отказался выгодоприобретатель. Третий вариант отвергается по той причине, что отношения между страхователем и страховщиком при наличии выгодоприобретателя носят внедоговорный характер, а поэтому страховщик не несет ответственности перед страхователем на основании главы 25 ГК РФ. Такая позиция (при безусловной правильности основного вывода об обязанности страховщика произвести выплату страхователю) вызывает серьезную критику.

Как вообще можно говорить о внедоговорных отношениях, складывающихся между участниками договора в его рамках? Даже при наличии третьего лица, в пользу которого заключен договор, отношения между кредитором и должником носят исключительно договорный характер. Просто для возникновения у кредитора права требования к должнику требуется не только договор, но и факт отказа третьего лица от своих прав по договору (п. 4 ст. 430 ГК РФ).

Полагаем, что у страхователя в такой ситуации есть право требования к страховщику именно в рамках страховых правоотношений. Что с правовой точки зрения означает предъявление потерпевшим требования о возмещении вреда не страховой компании, а страхователю или застрахованному лицу? Это не что иное, как отказ третьего лица, в чью пользу заключен договор страхования, от своих прав по этой сделке, совершенный при помощи конклюдентных действий. Возможна ли такая форма отказа от прав по сделке?

Как известно, конклюдентные действия признаются законом надежным способом заключения договоров — в силу п. 2 ст. 938 ГК РФ совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т.п.) считается акцептом, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте.

Почему же тогда не рассматривать их как вполне достаточные для определения отношений в рамках уже существующего договора — в первом случае они касаются общего основания возникновения прав и обязанностей, а во втором — лишь возникновения права у кредитора, что соотносится между собой как общее и частное. Но то, что правомерно для общего, правомерно и для части общего.

Следовательно, вступает в действие норма п. 4 ст. 430 ГК РФ: когда третье лицо отказалось от своего права, предоставленного ему по договору, кредитор может воспользоваться этим правом, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору. Закону N 40-ФЗ это не противоречит, так как в п. 2 ст. 11, пусть и в косвенной форме, предусмотрено право страхователя на предъявление требования страховщику. Но этот Закон не регулирует отношения по неосновательному обогащению, значит, речь идет именно о требовании страховой выплаты, а не о взыскании неосновательного обогащения. К тому же, следует учитывать, что в п. 1 ст. 929 ГК РФ говорится об обязанности страховщика по договору страхования гражданской ответственности при наступлении страхового случая возместить убытки страхователя. На наш взгляд, право требования о взыскании неосновательного обогащения применительно к сделке является вспомогательным и применяется, когда прямое требование по сделке не может быть реализовано.

Президиум ВАС РФ в Постановлении от 30.06.1998 N 2620/98 также указал, что договор страхования деликтной ответственности является разновидностью договоров в пользу третьего лица. Факт обращения потерпевшего с требованием о возмещении не к страховщику, а к причинившему вред страхователю может свидетельствовать об отказе потерпевшего от своего требования к страховщику, в этом случае страхователь вправе потребовать от страховщика выплату в силу п. 4 ст. 430 ГК РФ.

Квалификация требования страхователя как требования о взыскании неосновательного обогащения вызовет серьезные последствия. Для страхователя это доход, который подлежит налогообложению, страховщик же такую выплату отнесет на собственные средства, то есть будет платить налог на прибыль.

Если риск перестрахован, то страховое возмещение страховщику в рамках договора перестрахования выплачено не будет, поскольку в соответствии с п. 1 ст. 967 ГК РФ перестраховываются только риски страховой выплаты, а ее здесь нет, следовательно, нет и страхового случая по перестраховочной сделке . В случаях, когда страховая сумма большая, фактическое отсутствие перестраховочной защиты у страховой компании вполне может привести ее к банкротству. Получается, что неверная юридическая квалификация права требования страхователя к страховщику способна привести к экономически опасному результату.

Это интересно:  Оплачивает ли страховая компания виновнику дтп 2020 год

Островский Е.А. Тупиковый вариант // Юридическая и правовая работа в страховании. 2007. N 1. С. 127.

Вот почему считаем необходимым изменение практики судов в этой части. Судам следует взыскивать со страховщика в подобной ситуации не неосновательное обогащение, а страховое возмещение в рамках договора страхования гражданской ответственности.

Некоторые вопросы неосновательного обогащения в теории и практике страхования

«Законодательство и экономика», 2008, N 6

Кандидат юридических наук, доцент С.И. Курпякова и кандидат юридических наук Т.А. Попова исследуют соотношение доктрины, законодательства и судебной практики по вопросу о неосновательном обогащении в сфере страхования.

Обязательства вследствие неосновательного обогащения имеют древнюю историю. Своими корнями они уходят в римское право, из которого был заимствован институт condictio. Первоначально термин «condictio» имел процессуальное значение, им обозначались особые обязательственные иски, с помощью которых защищались не только обязательства из неосновательного обогащения. Постепенно процессуальный по своему происхождению термин «кондикция» стал использоваться для обозначения целых групп обязательств, т.е. получил материально-правовое наполнение . В научной литературе принято считать, что различные типы и виды, а также конструкция общей condictio sine causa послужили основой для создания норм об обязательствах из неосновательного обогащения, поэтому нередко данные обязательства называют кондикционными . Основными видами обязательств из неосновательного обогащения в римском праве были: ошибочный платеж долга, в действительности не существующего (condictio indebiti); передача истцом ответчику какого-либо имущественного представления для достижения определенной цели, невозможность достижения которой существовала изначально или возникла впоследствии (condictio ob rem dati); возврат полученного в результате кражи и по незаконному основанию (condictio ex furtiva и condictio ex iniusta causa); кроме того, существовала condictio sine causa, которая давалась по одному факту неосновательного обогащения за счет другого лица . Во всех приведенных случаях получатель имущества не мог возражать против изъятия у него приобретенного имущества ввиду отсутствия основания (sine causa) по иску condictio.

В дореволюционном российском законодательстве не содержались специальные нормы о неосновательном обогащении, хотя такие случаи встречались в судебной практике . Впервые легальное определение обязательства из неосновательного обогащения появилось в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г., ст. 399 которого содержала следующее: «Обогатившийся за счет другого без достаточного установленного законом или договором основания обязан возвратить неосновательно полученное. Обязанность возврата наступает и тогда, когда основание обогащения отпадает впоследствии». Данное определение не претерпело изменений в последующих гражданских кодексах.

См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). — М., 1995. С. 405.

В п. 1 ст. 1102 действующего Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) говорится: «Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса».

Обязательства из неосновательного обогащения выполняют функцию «универсального» института защиты гражданских прав , так как относятся к числу внедоговорных и (наряду с деликтными) оформляют отношения, не характерные для нормальных имущественных отношений между субъектами гражданского права (так как связаны с недобросовестностью либо ошибкой субъектов). Обязательства из неосновательного обогащения являются охранительными, они предназначены для создания гарантий от нарушений прав и интересов субъектов и механизмов защиты в случаях возникновения нарушений. Основная цель данных обязательств — восстановление имущественной сферы лица, за счет которого другое лицо неосновательно обогатилось .

См.: Корнилова Н.В. Понятие и условия возникновения обязательств вследствие неосновательного обогащения // Юрист. 2004. N 7. С. 21.
См.: Телюкина М.В. Кондикционные обязательства (теория и практика неосновательного обогащения) // Законодательство. 2002. N 3. С. 8.

Для возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения необходимо наличие фактического состава, включающего следующие элементы:

  • одно лицо приобретает или сберегает имущество за счет другого лица;
  • имущество приобретается или сберегается без предусмотренных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований.

Неосновательное обогащение может происходить либо в форме приобретения, либо в форме сбережения имущества. Приобретение имущества может заключаться в приобретении права собственности на вещи или деньги, в улучшении, повышении качества, а значит, и стоимости вещей, в приобретении права требования к потерпевшему или к другому лицу, в принятии услуг , т.е. в результате приобретения происходит увеличение имущества у одного лица при одновременном уменьшении его у другого.

См.: Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. — М., 1951. С. 211.

При сбережении происходит сохранение имущества у одного лица, при том, что оно должно было уменьшиться в результате израсходования этим лицом средств при нормальном положении дела. Например, обогатившееся лицо воспользовалось чужой вещью для удовлетворения своих потребностей, но не произвело оплату собственнику вещи за пользование, тем самым сэкономив свои средства. Во всяком случае, сбережение имущества является неосновательным обогащением только в случае если имущество данного лица должно было уменьшиться, но не уменьшилось . Вместе с тем не всякое сбережение является обогащением в смысле ст. 1102 ГК РФ. Невозврат долга, например, не образует неосновательное сбережение, так как неисполнение обязательства не является сбережением должника. Обязательство должно быть исполнено, а при определенных условиях должник обязан возместить и убытки, вызванные несвоевременным исполнением.

См.: Флейшиц Е.А. Указ. соч. С. 212.

Неосновательное приобретение или сбережение имущества может явиться результатом различных юридических фактов: как действий, так и событий. Поэтому в соответствии с п. 2 ст. 1102 ГК РФ правила о неосновательном обогащении применяются независимо от того, явилось неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Важен сам объективный результат: наличие неосновательного приобретения (сбережения) имущества без должного правового основания , именно объективная противоправность самого факта неосновательного обогащения придает данным обязательствам охранительный характер, а их целевое назначение определяется необходимостью защиты интересов потерпевшего, восстановления имущественной сферы лица, за счет которого другое лицо неосновательно обогатилось .

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части второй) (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. — М., 2004. С. 845.
См.: Ипатов А. Правовые аспекты денежных кондикционных обязательств // Хозяйство и право. 2003. N 10. С. 125.

Неосновательность обогащения заключается в отсутствии правового основания приобретения (сбережения) имущества, т.е. нет соответствующей нормы права, административного акта или сделки. В таком случае приобретенное или сбереженное имущество должно быть возвращено как неосновательное обогащение. Вместе с тем в научной литературе и в судебной практике отсутствует единое понимание основания обогащения в смысле ст. 1102. Неопределенность в понимании надлежащего правового основания обогащения порождает проблемы не только теоретического, но и практического характера , так как на практике возникают ситуации, когда фактически происходит обогащение лица, однако применить нормы о неосновательном обогащении невозможно ввиду отсутствия признака неосновательности обогащения.

См.: Новак Д.В. Кауза имущественного предоставления и ее значение в обязательствах из неосновательного обогащения // Вестник ВАС РФ. 2004. N 3. С. 155, 156.

Так, если собственник застраховал свое имущество, а его сосед — свою ответственность перед третьими лицами, то при наступления страхового события (например, помещения собственника по неосторожности залил сосед) страховщик выплачивает страховое возмещение собственнику в размере ущерба его имуществу, и кроме этого, страховщик по договору страхования ответственности соседа выплачивает напрямую собственнику (если это установлено договором страхования) страховое возмещение по договору страхования ответственности за причинение вреда. Таким образом, собственник получает две суммы, причем это не противоречит закону и не является неосновательным обогащением, поскольку объекты страхования различны. Различны и основания выплаты: в каждом случае отдельный договор страхования. Правило о двойном страховании в данном случае не действует. Следовательно, сумма страхового возмещения, подлежащая выплате каждым из страховщиков, не может быть сокращена пропорционально уменьшению первоначальной страховой суммы по соответствующему договору страхования.

Случаи получения «двойного» страхового возмещения на практике встречаются крайне редко. Как правило, страховщик реализует свое право на суброгацию, предусмотренную ст. 965 ГК РФ: к нему переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные страхователю (выгодоприобретателю). Учитывая, что ответственность причинителя ущерба застрахована, страховщик по договору страхования гражданской ответственности должен быть привлечен в качестве соответчика . Со страхователя в этом случае взыскивается разница между страховым возмещением по договору страхования гражданской ответственности и размером выплаченной суммы потерпевшему по договору страхования имущества его страховщиком.

Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 2. Ст. 56.

На наш взгляд, положения п. 5 ст. 10 Закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации» не применимы к ОСАГО, так как п. 4 ст. 3 названного Закона гласит: условия и порядок осуществления обязательного страхования определяются федеральными законами о конкретных видах обязательного страхования. Федеральный закон о конкретном виде обязательного страхования должен содержать положения, определяющие в том числе порядок определения размера страховой выплаты. Договор ОСАГО заключается на вполне определенных условиях, не зависящих от воли страховой компании. Эти условия установлены Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 г. N 263 «Об утверждении Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств» , принятым во исполнение Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств». В соответствии с пп. «а» п. 63 Правил страхования размер страховой выплаты в случае причинения вреда имуществу потерпевшего определяется в случае полной гибели имущества потерпевшего в размере действительной стоимости имущества на день наступления страхового случая. Под полной гибелью понимается также случаи, когда стоимость восстановительного ремонта поврежденного имущества равна или превышает его доаварийную стоимость (как в указанном примере).

СЗ РФ. 2003. N 20. Ст. 1897.

Таким образом, страховые компании должны выплатить полную стоимость (разумеется, с учетом лимита в 120/160 тыс. руб.), так как никаких вычетов из этой суммы ни Законом от 25 апреля 2002 г., ни Правилами страхования не установлено. Несмотря на наличие фактического обогащения страхователя, нормы гл. 60 ГК РФ о неосновательном обогащении здесь неприменимы, ибо ст. 1102 Кодекса гласит: лицо обязано возвратить неосновательное обогащение, если оно приобрело это обогащение без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований. В данном случае это обогащение предусмотрено сделкой (договор страхования), заключенной на основании Закона об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств, во исполнение которого принято указанное Постановление Правительства РФ N 263, устанавливающее основание для такого обогащения в соответствии с порядком расчета и осуществления страховой выплаты по ОСАГО. Более того, само Постановление Правительства РФ N 263 является «иным правовым актом», устанавливающим основание для обогащения.

Это интересно:  Дтп на парковке страховой случай осаго 2020 год

Следовательно, страховая компания должна произвести выплату в полном объеме (4000 условных единиц) без каких-либо удержаний стоимости годных остатков. В противном случае — это нарушение порядка страховой выплаты, установленного Постановлением Правительства РФ N 263. Даже если в данном случае есть неосновательное обогащение вследствие полной страховой выплаты, такое обогащение не подпадает под действие ст. 1102 ГК РФ, а значит, не возникает обязанность возврата обогащения.

Нет однозначного мнения и относительно страховых выплат в случае повреждения имущества. В соответствии с пп. «б» п. 63 Правил страхования размер страховой выплаты при повреждении имущества потерпевшего определяется в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до наступления страхового случая (восстановительных расходов). При этом восстановительные расходы оплачиваются исходя из средних сложившихся в соответствующем регионе цен. При определении размера восстановительных расходов учитывается износ частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах. Возникает вопрос: как быть, когда рынок деталей, бывших в употреблении, отсутствует, или потерпевший не смог приобрести запасные части, бывшие в употреблении с соответствующей степенью износа?

Так, в результате дорожно-транспортного происшествия автомобилю потерпевшего был причинен материальный ущерб. Гражданская ответственность водителя, виновного в ДТП, была застрахован на основании Закона об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Таким образом, предметом судебного спора явился по существу вопрос — кто должен нести бремя расходов, составляющих разницу между размером ущерба с учетом износа автомобиля и фактически понесенными расходами на его восстановление (стоимость деталей без учета износа и переплата за выполнение работ относительно нормативов, принятых оценщиком)?

Истец ссылался на то, что не смог приобрести запасные части, бывшие в употреблении именно с таким износом, и что стоимость работ по нормам-часам занижена относительно их реальной стоимости в авторемонтных мастерских.

В связи с этим, на наш взгляд, необходимо рассмотреть вопрос о том, каким образом происходит определение размера ущерба.

Смысл страхования заключается в обеспечении защиты имущественных интересов физических и юридических лиц, а также государства при наступлении страховых случаев. По договору имущественного страхования страховщик обязуется возместить страхователю или иному лицу, в пользу которого заключен договор, причиненные вследствие наступления страхового случая убытки. При этом основные положения о возмещении убытков содержатся в Гражданском кодексе РФ (ст. ст. 15 и 393, гл. 59 и др.). Указанные нормы содержат основы, определяющие расчет убытков.

Гражданский кодекс РФ закрепляет основные принципы гражданского права, влияющие на оценку размера убытков, а также ограничивающие размер возмещения, что позволяет сохранить баланс интересов субъектов гражданского правоотношения.

Во-первых, п. 1 ст. 15 Кодекса закрепляет принцип полного возмещения и компенсационный характер возмещения убытков. В соответствии с ним лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Во-вторых, принцип полного возмещения убытков, гарантирующий возможность восстановления нарушенного права, действует во взаимодействии с другим принципом, не позволяющим потерпевшему обогатиться вследствие возмещения убытков. Из принципа недопустимости обогащения потерпевшей стороны при возмещении убытков следует, что при наличии различных вариантов восстановления нарушенного права должен быть выбран вариант, при котором размер ущерба имеет меньшее значение, поскольку иначе потерпевший будет иметь возможность восстановить свое нарушенное право более дешевым способом и обогатиться на разницу между полученной и затраченной суммой.

В частности, такую рекомендацию содержит Методика оценки стоимости поврежденных транспортных средств, стоимости их восстановления и ущерба от повреждения, утвержденная Министерством транспорта РФ 15 декабря 1998 г.: при определении видов и объемов работ по восстановлению поврежденных транспортных средств при возможных нескольких технологических и организационных вариантах их выполнения выбирается вариант, при котором размер ущерба имеет наименьшее значение.

Возвращаясь к рассматриваемой ситуации, отметим: Закон от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ не устанавливает никаких особенностей для определения размера страховой выплаты относительно любого другого случая определения размера ущерба (п. 1 ст. 12): «Размер страховой выплаты, причитающейся потерпевшему в счет возмещения вреда, причиненного его жизни или здоровью, рассчитывается страховщиком в соответствии с правилами главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации». Пункт 1 ст. 1064 указывает, что «вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред».

В нашем случае страховое возмещение должно быть равно фактическому размеру ущерба, а взыскиваемая разница является или неосновательным обогащением, или результатом неправильной оценки ущерба.

Как уже говорилось, пп. «б» п. 63 Постановления Правительства РФ N 263 содержит требование: «При определении размера восстановительных расходов учитывается износ частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах».

В ноябре 2003 г. Гражданская коллегия первой инстанции Верховного Суда РФ оставила без удовлетворения заявление ООО «Строймаш» о признании не соответствующим законодательству абз. 3 пп. «б» п. 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства РФ N 263. Кассационная коллегия Верховного Суда оставила без удовлетворения жалобу ООО «Строймаш» на решение первой инстанции, аргументируя это следующим: «Приведенные в оспариваемом нормативном правовом акте положения о необходимости учета износа деталей полностью соответствуют требованиям статьи 15 ГК РФ, поскольку позволяют потерпевшему восстановить свое нарушенное право в полном объеме путем приведения имущества в прежнее состояние, исключая неосновательное обогащение с его стороны» .

Но вместе с тем при определении размера возмещения следует, на наш взгляд, учитывать и принцип полного возмещения убытков, так как не всегда можно найти на рынке имущество-аналог с соответствующим процентом износа.

Например, при ремонте буровой установки ПМ-26 замена поврежденных конструкций объекта на новые является единственно возможным способом устранения повреждений, так как в связи с отсутствием рынка таких деталей применение для ремонта данного оборудования деталей, бывших в употреблении, невозможно. В результате произведенного ремонта не происходит улучшение застрахованного имущества, поскольку его производственные и технические характеристики после ремонта не меняются. Таким образом, страховая выплата в данном случае должна быть произведена в размере фактических расходов страхователя на восстановительный ремонт строительной техники, в частности, буровой установки ПМ-26 без учета естественного износа, что не превышает ее страховую стоимость и не приводит к неосновательному обогащению страхователя за счет страховщика в соответствии с нормами и принципами действующего законодательства.

Еще один вопрос, возникавший до недавнего времени в связи с определением размера возмещения по договорам обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, — утрата товарной стоимости поврежденного имущества и ее компенсация.

Утрата товарной стоимости представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида автомобиля и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно-транспортного происшествия и последующего ремонта.

Таким образом, утрата товарной стоимости транспортного средства, влекущая уменьшение его действительной (рыночной) стоимости вследствие снижения потребительских свойств, относится к реальному ущербу и наряду с восстановительными расходами должна учитываться при определении размера страховой выплаты в случае повреждения имущества потерпевшего .

Нередко вопросы о неосновательном обогащении возникают при страховании заложенного имущества, в случае если предмет залога не передается залогодержателю, а в качестве выгодоприобретателя по договору страхования назначается залогодержатель (кредитор).

Исходя из смысла ст. 334 ГК РФ залогодержатель имеет право получить удовлетворение своих требований из страхового возмещения за утрату или повреждение заложенного имущества во всех случаях при неисполнении должником основного обязательства независимо от того, в чью пользу оно застраховано. Следовательно, в качестве выгодоприобретателя может быть назначен и сам залогодержатель. Кроме того, на основании ст. ст. 351 и 352 Кодекса правомерно назначение залогодержателя в качестве выгодоприобретателя и в случаях, когда должник хотя и надлежаще выполнял основное обязательство, но предмет залога в результате страхового случая оказался полностью утрачен, погиб, либо право собственности на него или право хозяйственного ведения прекращено по основаниям, установленным законом, а также при наличии других обстоятельств предусмотренных в пп. 2 и 3 п. 1 ст. 351, п. 3 ст. 352 (залогодержатель не произвел замену предмета залога, залогодержатель не принял замену залога, возможность замены предмета залога запрещена сторонами в договоре).

В случаях, когда должник надлежаще исполняет основное обязательство, однако в результате наступления страхового случая произошло повреждение предмета залога и его стоимость понизилась, но на величину, недостаточную для того чтобы требование кредитора оказалось не обеспеченным залогом, в соответствии со ст. 345 ГК РФ должник (залогодатель) вправе заменить предмет залога либо восстановить его. Получение страхового возмещения по договору страхования кредитором (залогодержателем) в такой ситуации, по нашему мнению, неправомерно, так как ведет к его неосновательному обогащению, т.е. залогодержатель не может выступать в этой ситуации выгодоприобретателем по договору страхования.

При гибели предмета залога в результате наступившего страхового случая, если основное обязательство исполняется должником, следует, на наш взгляд, предусматривать ограничение размера страхового возмещения залогодержателю (кредитору) в объеме неисполненного обязательства на момент наступления страхового случая и возникновения права на страховое возмещение. В таком случае допустима ситуация, когда по договору страхования обозначаться два выгодоприобретателя: залогодержатель — в объеме неисполненного обязательства и залогодатель — в оставшейся части страхового возмещения.

Существует мнение, что неосновательное обогащение страхователя (выгодоприобретателя) за счет страховщика может иметь место, когда договор страхования или его часть признаются недействительными. В связи с этим возникает проблема соотношения кондикционного и реституционного требований о защите гражданских прав. Статья 1103 ГК РФ указывает на субсидиарность применения норм гл. 60 Кодекса к требованиям о недействительных сделках. Это означает, что в случае избрания правоприменителем реституционного средства возврата переданного по сделке, он не лишается впоследствии права пользоваться некоторыми правилами о неосновательном обогащении.

Это интересно:  Как оформить страховой случай при дтп 2020 год

Так, заключение договора личного страхования в пользу лица, не являющегося застрахованным, в том числе застрахованным лицом страхователя, требуется обязательное письменное согласие застрахованного лица. Иначе договор может быть признан недействительным по иску застрахованного лица, а в случае смерти этого лица — по иску его наследников (п. 2 ст. 934 ГК РФ).

В соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре возместить его стоимость в деньгах. Однако выгодоприобретатель, назначенный с нарушением требований п. 2 ст. 934 ГК РФ, которому произведена страховая выплата по недействительному договору, мог получить доход от использования полученных денежных средств; тогда возможно применение норм о неосновательном обогащении, в частности, ст. 1107 ГК РФ, одновременно с нормами о последствиях недействительности сделки.

Необходимо акцентировать внимание на том, что применение правил о неосновательном обогащении допускается только тогда, когда специальными правилами о последствиях недействительности сделок не установлено иное.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 951 ГК РФ договор страхования имущества является ничтожным в части, в которой страховая сумма превышает страховую стоимость имущества. Нормы о неосновательном обогащении не подлежат применению, так как последствия такого страхования определены в непосредственно ст. 951 ГК РФ: уплаченная излишне страхователем часть страховой премии возврату в этом случае не подлежит.

Страховая требует вернуть неосновательное обогащение

Двенадцать нюансов взыскания неосновательного обогащения

Если невозможно возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное, приобретатель должен возместить действительную стоимость имущества на момент его приобретения (п. 1 ст. 1105 ГК РФ). Потерпевший вправе потребовать возместить ему стоимость даже в том случае, когда неосновательно приобретенное имущество полностью износилось и не может быть использовано.

«По требованию одной стороны денежного обязательства о возврате исполненного в связи с этим обязательством, например, при излишней оплате товара, работ, услуг на излишне уплаченную сумму начисляются проценты, предусмотренные статьей 395 ГК РФ, со дня, когда получившая указанные денежные средства сторона узнала или должна была узнать об этих обстоятельствах (п. 51 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.16 № 7 «О применении судами некоторых положений…»).

Письмо от страховой о возврате суммы необоснованного обогащения

Налоговые последствия неосновательного обогащения В соответствии с пунктом 1 статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано за некоторым исключением возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество.

Конференция ЮрКлуба

Принято считать, что неосновательное обогащение — это внедоговорный способ защиты, который применяется при отсутствии между сторонами обязательственных отношений. В случае ОСАГО обязательственные отношения между страхователем и страховщиком присутствуют. Более того, в п. 2 ст. 11 Закона об ОСАГО, как я его понимаю, как раз и идет речь о случаях предъявления страхователем страховщику требования о выплате страхового возмещения в его пользу после того, как он самостоятельно возместил убытки потерпевшего.

Если причинитель возмещает вред, то деликтное обязательство прекращается должным исполнением ( п. 1 ст. 408 ГК ), а обязательство страховщика прекращается на основании п.1 ст. 416 ГК невозможностью исполнения, поскольку стороны договора ОСАГО не несут ответственности за действия третьего лица, предъявившего требования к причинителю, а не страховщику. Невозможно возместить один и тот же вред дважды, а воспользоваться правом третьего лица, не вступившего в правоотношения ОСАГО, в силу п. 3 ст. 931 ГК РФ кредитор ( страхователь ) не вправе.

Страховая требует вернуть деньги по КАСКО

В данном случае отсутствуют основания для применения в настоящем споре положений, установленных статьей 1102 ГК РФ, так как не имеется оснований полагать, что ВЫ неосновательно приобрели денежные средства в указанной сумме. При этом, считается что СТраховщик знал об отсутствии обязательства, поскольку в Договоре содержится указанное условие.

Это предусмотрено ст. 1105 ГК РФ : лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

Неосновательное обогащение или страховое возмещение

В соответствии с абз. 7 ст. 1 Закона N 40-ФЗ страховщик обязан при наступлении страхового случая возместить потерпевшим причиненный вред в пределах страховой суммы. Таким образом, на страховщике лежит обязанность произвести выплату непосредственно потерпевшему.

Президиум ВАС РФ в Постановлении от 30.06.1998 N 2620/98 также указал, что договор страхования деликтной ответственности является разновидностью договоров в пользу третьего лица. Факт обращения потерпевшего с требованием о возмещении не к страховщику, а к причинившему вред страхователю может свидетельствовать об отказе потерпевшего от своего требования к страховщику, в этом случае страхователь вправе потребовать от страховщика выплату в силу п. 4 ст. 430 ГК РФ.

Вердикт ВС: вернуть неосновательное обогащение по КАСКО

Апелляционный суд отказал страховщику в удовлетворении иска. Акцент был сделан на том, что выплата страхового возмещения не считается обогащением. Перечисление средств выполнено согласно договору. Судебная коллегия, основываясь на положениях п. 4 ст. 1109 ГК РФ, сделала вывод, что неосновательное обогащение не подлежала возмещению.

Неосновательное обогащение

В силу положений ст. 1103 ГК РФ неосновательное обогащение приобретает характер обшей защитной меры, которая может использоваться наряду (одновременно) с другими названными в статье требованиями. Такое решение расширяет сферу применения института неосновательного обогащения и повышает его правовое воздействие. Иное может быть установлено ГК РФ, другими законами и правовыми актами, а также вытекать из существа отношений сторон. Обеспечивая потерпевшему, имущественная сфера которого уменьшилась в результате неосновательного обогащения за его счет другого лица, восстановление его имущественной сферы путем возврата ему имущества неосновательно обогатившимся, обязательства из неосновательного обогащения имеют своей задачей защиту имущественных прав и интересов граждан и организаций. Тем самым у них есть черты сходства с другими охранительными правоотношениями гражданского права. По способу зашиты интересов потерпевшего они сходны, с одной стороны, с виндикацией, с другой — с обязательствами из причинения вреда. Как и при виндикации, при неосновательном обогащении имущество потерпевшего возвращается ему нередко в натуре. Кроме того, потерпевший вправе требовать от неосновательно обогатившегося возврата не только имущества, но и доходов, которые он извлек или должен был извлечь при неосновательном пользовании его имуществом с того времени, когда обогатившийся узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения. Как и в обязательствах из причинения вреда, потерпевший при неосновательном обогащении вправе требовать возмещения ему убытков по принципу полного возмещения. В то же время между сравниваемыми институтами имеются и существенные различия, что позволяет выделять обязательства из неосновательного обогащения в самостоятельный вид обязательств.

Неосновательно приобретенное имущество может приносить доходы либо как естественное порождение самой вещи (приплод от животных и др.), либо на основе совершения гражданско-правовых сделок (сдачи имущества в аренду и др.). Поскольку неосновательным было приобретение (сбережение) самого имущества, неосновательным будет и получение доходов от него. Но закон признает извлечение доходов неосновательным лишь при условии, если приобретатель имущества знал или должен был знать о неосновательности его приобретения. В противном случае всякий приобретатель был бы поставлен в условия, исключающие возможность нормального хозяйственного использования находящегося в его владении имущества. Над ним постоянно висела бы опасность возврата или возмещения всех полученных от имущества доходов. Вместе с тем неиспользование приобретенного (хотя и неосновательно) имущества в ряде случаев приводило бы к неоправданному исключению его из гражданского оборота, что могло отрицательно сказаться и на интересах того, за чей счет имущество приобретено. Поэтому лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения (п. 1 ст. 1107 ГК РФ). Доходы или иные выгоды, полученные им до этого времени, не подлежат возврату или возмещению. Но и после этого возврату или возмещению потерпевшему подлежат не все (как это следует из текста п. 1 ст. 1107) фактически полученные неосновательно обогатившимся доходы.

Неосновательное обогащение

Во взыскании неосновательного обогащения в связи с отсутствием страхового случая страховой компании отказано

Ч. 1, 2 ст. 961 ГК РФ установлено, страхователь по договору имущественного страхования после того, как ему стало известно о наступлении страхового случая, обязан незамедлительно уведомить о его наступлении страховщика или его представителя. Если договором предусмотрен срок и (или) способ уведомления, оно должно быть сделано в условленный срок и указанным в договоре способом. Неисполнение данной обязанности дает страховщику право отказать в выплате страхового возмещения, если не будет доказано, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая либо что отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение.

Претензия заемщику с требованием вернуть сумму неосновательного обогащения образец

* коп. мотивируя свои требования тем, что 31 августа 2006 года К.В* С* получил от К.Б* М* сумму в размере * рублей, о чем имеется расписка. К.В. С. и К.Б. М. устно договорились о том, что К.В. С. вернет К.Б.М. данную сумму в течение месяца с момента востребования. В мае 2010 года К.Б.М. в устной форме обратился к К.В.С.

Статья написана по материалам сайтов: wiselawyer.ru, wiseeconomist.ru, urist-yslugi.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector